White Traditions Society

official forum

  • Вы не зашли.

Книги электронного издательства «Ex Nord Lux DIGITAL»

#1 2010-10-02 07:28:25

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед


http://s001.radikal.ru/i194/1009/7f/60fd2df53aea.jpg


DEMO



Вставай и Сражайся

В ярком блеске небес вырывается гром,
Я кричу: «Возродись же, отчизна моя!»
Поднимая стяг, гордо мы маршем идём,
Пой же песню победы, родная земля.

Отторгая религии мутный поток,
Встань с колен и ликуй, мой великий народ,
Пусть Валькирии павших несут в свой чертог,
А живых не страшит горечь бед и невзгод.

Молот Тора разрушит церквей терема,
Мы в охоте смертельной настигнем врага,
Грозным вещим орлом подымайся, страна,
Чтоб карать и скотам обломать их рога.

Смоем стойло звериное слёзами вдов,
Древних воев из пепла в себе возродим,
Воссиял шлем крылатый у князя богов,
С ним в решительной битве мы чернь победим.

Мьёлльнир в небе сверкнул над рядами бойцов,
Всякий с нашей земли пусть бежит паразит,
Только ведает – нет от судьбы беглецов,
И познает возмездие проклятый жид.


Велес

Девяти елей во тени, хвойных идолов,
Черепов коснётся свет алый силою,
Тёмна князя во личине, птицей чёрною
Навей стражу сулить духу встречей скорою…

Чашу кругом обнося, судеб кровь испить,
На миров-дорог кресте веждам в лёд застыть,
Проклиная возгласить ликованье зла,
От веков былых в земле костям нет числа.

Над умерших кораблём враний слышен крик,
Зёрна жизни в подать, но камня хлад безлик,
Волка взором колдовским оборотит он
Тропы мира, пустоте жалок твой поклон.

Люду сумерками льстит вера млечная,
Во реке усопших явь быстротечная,
Под глазницами небес гусляров тоска,
Миг удачи и к царю змей глава близка.

Кривой палкою ведёт чадо по лесу,
Сквозь туман над топью манит филин голосом,
На рогах Зимы висит душа путника,
Схоронит Волосожар взлёт отступника.

Славу старцу изречёт во низине люд,
На Чудских концах его Хорты в ночь снуют,
Пелене надежды блекнуть песней искренней,
К благу тленными мощами тропы выстланы.

На Калиновом мосту твой сокрыл он клад,
Ярым оком тёмный князь с трона зрит свой град,
Певуну вещать окрест вороным крылом
Со ветвей Всемирья, что мудрый держит сон.

К древу мора, Чернобог, обращу я слух,
Веды жизни живота черни, как испуг,
Все чертоги отверзать на крови струны,
На могилах и пирах вековой Зимы.


В Страсти Фригг

Песнями гальдра, копьями мира,
Длань обагряется в пасти просторной,
Хорг просит жертвы в стенах Фенсалира,
Ведам судьбы – бледнолицые Норны.
Славится в грохоте белого свода
Сейда заклятием меч воеводы,
Мудрости пламенем Фригг возвышая,
Знанием силы огонь распаляя.
Арийского мира жестокая поступь
В жажде души от забвения скрыться,
Сумерки алчут печей холокоста,
С религией их на огнищах проститься.
Викинги Тора, Перуна варяги
К сече кровавой готовы и жатве,
Сталь раскаляется, рдеют овраги,
Гнев ополченца на крови и клятве.
С лёгкостью Фригг Иггдрасиля корнями
Холл усыпальницы в чреве кургана
Светит достойным героям веками
Нашей поры, обрекая их храмы.
Свежим порывом изгнания нежити
Кована воля, жестокая поступь,
Чёрным, огня им, неистово свежего
Дымом пожарищ исполнился воздух.
На пепелищах церквей, синагог
Асинь соперница встретит у ног
Угли заветов пустынь торгашей,
Камни мечетей и рыла свиней.
Песнями гальдра, копьями мира,
Длань обагряется в пасти просторной,
Хорг просит жертвы в стенах Фенсалира,
Пеклу судьбы – бледнолицые Норны.


***

В невидимых молниях чащ
Стоит ворожбою Судьба,
Из старых порезов сочась
Горит на безмолвных снегах.
И локон пшеничных волос
Волною парит среди дня,
Но он вороной, как мороз,
В ночи на немых пустырях.
Лишь только в глазах синевы
Плещется мёртвый покой,
Боль юности лезвием мглы
В лес чёрный ведёт за собой.
Она обнимает луну,
Своих презирая сынов,
Богам изрекая хвалу,
Взойти на поленья костров.
В преданиях скованы мы,
Смолой истекая, сосновой,
Но в солнца лучах не видны
Призраки древнего слова.
В огне Суденицы стоят,
Что ветра дыханию внемлют,
Застывшие ветки шумят,
В их песнях величие дремлет.
Всё ярче бушует капель,
В зубах истязания плеть,
Печаль не растопит свирель,
Князь падших не даст умереть.
Но наузы в гневе прокляв,
Испить из могучего рога,
Слёз осушая моря,
Стать вестником Чёрного Бога.


В памяти Ладоги

В отзвуке прожитых, сумрачных дней
Рунного слышится звон серебра,
Стоят вереницы курганов теней,
Где холод меча разъедают года.

Убийц, королей слышен северный глас,
И знати боярской глухие шаги,
Земля схоронила, укрыла от нас
Тот мир, его призраки меркнут вдали.

Норманнская сталь отзвенела давно,
Умолк в забытье их купеческий торг,
Лишь идола глаз, как пшеницы зерно,
Напомнит о крепости Альдейгьюборг.

Драконы морей, волкодлаки лесов,
У Ладоги Старой нашли вы покой,
Варяжская рать удалых мастеров
Зовёт за собой вновь калёной стрелой.

Под сенью внимаю вам, сумерки дней,
Держа на руках запылённую медь,
В ней видны костры погребальных ладей
Героев, что в сагах забыли воспеть.


Wuotan Mit Uns

Средь мира туманов парит он стрелой
Коня быстроногого всадник седой,
В воротах Вальгринд повелитель имён
Сеч дочерей осеняет копьём.
Гладсхейма владыка, Миров Всеотец,
Повешенных князь и покоя беглец,
Хлидскъялв развенчает кручины достойных –
Игга избранников, яростных воинов.
Вероломством дерзая, упорством горя,
Его руны в камнях охраняет змея,
На дорогах лесов и на волнах морей
Вежды трона богов воспылают сильней.
Старицу битвы не умолить,
Воронов чествуя, мёда испить,
Царство Вальхаллы узреть за вином –
Последний оплот для арийских знамён.
Мы разожгли этой сечи пожар,
Время лишить ореола кошмар,
Ярче горит звёзд Асгарда покров,
В шлеме блестит вечный символ Миров.
Слава, светлейшего Аса родитель,
Слава, для жертвы безжалостный мститель,
Магии вестник, мудрец одноглазый,
Что точит грани вселенной алмаза. 


Яга

В болоте корявые пальцы ветвей,
Чахнет над ним обездоленный месяц,
Блеск в черепах негасимых огней,
Старая ведьма стоит, взор повесив.

Холодом веет земля перемен,
Всякий туда не отыщет пути,
В призраке хвойных, изменчивых стен
Стон этой воли свечой освяти.

Птицами ночи объяла Зарю,
Им не пройти через камни холмов,
Грозами неба звезду напою
Ту, что ведёт через стрелы ветров.

Ищущий пусть обретёт, что искал,
Если осилит дорогу ночную,
Жизни клубок в темноте потерял,
Верно, и нить не возьму уж иную.

А смех твой летит из-за чёрных зубов,
Ему вторит всё, что главу окружило,
И воды шумят за коврами лесов,
И рана в груди за лета не зажила.

Многих тропа не приводит в твой дом,
Словно печать древней родины мёртвой,
Видят они ужасающий сон,
Где их следы незатейливо стёрты.

В жилах течёт ледяная мораль,
Сердце стучит топором дровосека,
В очи твои заглянуть мне не жаль,
Там нет скупой красоты человека.

В болоте корявые пальцы ветвей,
Чахнет над ним обездоленный месяц,
Сынов – дураков и богатых царей
Тысячи судеб стоят, взор повесив.


Орден вервольфов

Вбирая мощь, рогатый шлем
Из древа мёртвой головы
Эйнхериям чертог взамен
Подносит Панцеров стальных.
Смеясь, испей из кубка войн,
Гром штурма рушит бастион,
Арийской крови ветер злой
Уносит чёрный легион.
На латах молнии блестят,
Разя покои вырожденья,
И ястребов крыла свистят,
Венец украсив опереньем.
Шторм приносят грозы,
Крест ласкает взор,
И в сплетении морозов
Меч вервольфа скор.
Огонь Вальхаллы воспылал
Под распрей вестника конём,
Валькирий копьями восстал
Свинцовый дождь, как Тьмы дракон.
Ты штилю голову сорви,
Пронзи клинком, сожги и пой,
Пускай без жалости клыки,
Гони карающей рукой.
Расплавил золото небес
Чёрный орден волчий,
Где в рунах клятвы солнца крест
Охоты Дикой хочет…


Перун

Затянула свет небесный туча синяя,
Землю гром сотряс могучею секирою,
Искры молний – серебра, стук колесницы,
Ураганом летит пламенный возница.

Бесы черны, да не мертвы, не спокойные,
Главы прячут за деревьев станы стройные,
Брешь во мгле пробить стреле велика воина,
Нави тень огнём небесным в прах раскроена.

Мира страж и Отче витязей ты доблестных,
Что оружие ковал для ратей совестных,
Рода сталь во жаре кузни закалялася,
Да рукой Перуна тяжкой выправлялася!

Поутру твой лик мы братиною чествуем,
Светлый Ирий видит – волосы пожертвуем,
Кровью вражьей златоусого порадуем,
В битвы грохоте нам смерть слывёт наградою.

Омрачила свод небесный туча синяя,
Разойдись же воин Прави лютой силою,
В танце бешеном мечей поток искрится,
Мчится по ветру карающий возница.

На пиру восславим древнего Отца,
Да в бою лихом умельца – кузнеца,
Ты лети орлом над славною землёй,
Крылом сокола укрась шелом стальной.


Walknut

Девять дней, девять ночей…
Переплетаются в скачке своей,
Девять Миров триединых богов,
Вновь ухожу к ним дорогою снов.
Духу блуждать ли в обмана сетях,
Телу истлеть на Мидгарда огнях,
Душу мою он к себе призовёт
К вечным скитаниям, в выси полёт.
Коловращения смерти исток,
Узел убитых и мертвенный вздох,
К трону Его свой направлю я взгляд,
С этой вершины не пасть уж назад.
В сущности замыслом вьются тела,
Плоть окровавлена, ты ли одна,
Прошлое вихрем летит в пустоту,
Чрез настоящее полня Сосуд
Будущих лет, где свершиться мечтам,
К северным я отправляюсь вратам.
Буря уносит цветы бытия
Гранями знака, ключом от себя.
К древу в тумане небес прислонюсь,
Брошу свой меч и к богам повернусь,
Виден на камне лишь блеклый портрет,
А над главой символ новых побед…


Венчание

Слышишь меня
На тропах луны
Стали осины свечами,
Тёмна заря
Преданием мглы,
Тенью пройдёт между нами.
В церкви не ждут
Талых судеб,
Нам не поют, не играют,
Посолонь круг
В прошлый рассвет,
Что две души обвенчает.
Колокола
Гонят нас прочь,
Стражников вольных реалий,
Выпьем до дна
Братину – ночь,
Что две души обручает.
Пепел седой
Покинутых тел
Рощами стари промчись,
Синей слезой
Пущенных стрел
Встретишь небесную высь.
Грохот щитов,
Главы ладей
Нас провожают туда,
Где в вихре снегов
Стоны дев – лебедей
Нас не найдут никогда.


SS Viking

Как издревле вежды червлёных щитов
Средь звёзд путеводных в тени парусов,
Варяжский огонь на копье Праотца
За гранями льда в их хрустальных глазах.
Руинами капищ вздымается гнев,
Порвал цепи волк, чтоб собрать свой посев,
Ведёт он героев на призрачный звук,
И множит их тени в себе волчий крюк.
На рунах грозы кровь богов растеклась,
На орден проклятием Хель понеслась,
Средь взрывов и мора, и солнца огня
Они вступят в бой, не жалея себя.
Под парусом чёрным взлетает дракон,
Ни треск автоматов, ни молота гром
Не выведут к свету калёных мужей,
Лишь в пепле небес стать им сворой теней.
И скачет наездник, смыкая ряды,
И в реках кипит пламя алой воды,
Забыты традиции, предан закон –
В путь Вирд провожает волков батальон.
К дремучим лесам через груды веков
Срываются духи германских стрелков,
Где в братоубийство повергнуты сотни,
Стал чёрною долей вселенский Охотник…


К отцу - Велесу

Печаль затомилась в том крае навеки
И враны порхают бесшумным крылом,
Застывшие в скорби чернеются реки,
Все корни деревьев пропитаны злом.

Старик седовласый с горбатою тростью
Твой череп возьмет и вдохнёт туда свет,
Травою опутаны мёртвые кости-
От жизни оставшийся жалобный след.

Под руку ведёт всякий дух одинокий,
Кто был лишь глупцом, но в желании прозреть,
На пастбища в поле лежит путь далёкий,
Где в истине мудрости стало радеть.

Так было с тобой, ты обманы лишь видел,
Но где-то внутри огонь веры горел,
Что ложь, кою люто всегда ненавидел,
Найдёт по себе свой достойный удел.

Пошёл в этот мир ты стезёй роковою
От боли слезу не прольёшь уж теперь.
Укроет твой череп старик сединою
И змеева леса пропустит сквозь дверь.

На чёртовом троне он здесь восседает
Следя за порядком под Древом Миров.
А знанье, какого тебе не хватает
Изведаешь в выси решающих слов.

Чьё сердце от гнева и мщенья сгорало
Найдёт и покой во стихии своей,
Тропою холодной ни много, ни мало
На млечном пути вереницы огней.

Искавшим отец, тёмным князем прослывший
На пир Беловодья не справит тебя.
Бродить будет здесь средь останков погибших
По царству, где нет светозарного дня.

Ты следуй за ним по туманным болотам,
Иди же, вперёд простирая свой взгляд,
Увидишь могучих и древних волотов,
Забудь навсегда о дороге назад.


На Огнищах Рагнарока

Висы слагают скальды родича
Мёртвому всаднику талых побед,
В пасти Фенрира полымя горечи
Семенем мрака окутало свет.
Брата на брата поднята рука,
Змей раскаляет железо клинка,
Мифа Арийского крепости око
С Гримниром пылает в огне Рагнарока.
Век отживает в предчувствии плача
Полых людей и вчерашних вопросов,
Копья клыков режут схватки удачу,
Прочь испаряя бездушные слёзы.
Считая часы и суровые дни,
Идти, ожидая мгновенье петли,
Живя в пустоте ненавистного рока
В преддверье шагов на костры Рагнарока.
Кровью Квасира Правды хранитель
Ясень омоет небесного стража,
Песня Валькирий разбудит обитель,
Владычицы перст на Высокого ляжет.
Виден туман корабля мертвецов,
Закрыть обожжённое грязью лицо,
Жить, озираясь над пеплом истока
Сил боле нет пред чертой Рагнарока.
Муспелля дети в огнище пожарищ,
Рушится мост, угасают светила,
Травы курганов – свидетели стари
Вепрем эйнхериев в памяти силы.
В копоти распрей сынов и отцов
Плеть начертала узоры рубцов,
В холоде песен дурацких пророков
Слышу я вой на кострах Рагнарока.


Пересиливая Смерть

Среди марева копий и щитов
Пролегал их вечный, жизненный путь,
И рассвет будил с рычаньем боевых рогов,
Льда дыхание почувствуем когда-нибудь.

Они пили кровь, как будто то была вода,
Меч с рождения указывал им на судьбу,
Путеводная вела через борьбу звезда,
Сколько сотен лет в пылающем огнём аду.

Не сломиться, не упасть и не свернуть с пути,
Проклиная боль, шагать вперёд, что будет сил,
Разрывая криком небо, через Смерть идти,
Волоча клинок, туда, где в бубен Рок забил.

В землю втаптывая грязь врагов,
Не склониться, не отдаться в цепи рабства,
Север, их отец, не стань к сынам суров,
Вы, боги, в помощь им секирами бунтарства.

Воев длани, как наследие Перуна,
За оружие берутся, словно встарь,
Им кузнец – колдун начертит свои руны,
Деве битвы сечей станет злой алтарь.

Всегда бились, бьются, будут ещё биться
Белы витязи из северных лесов,
Ты, валькирия, им дай воды напиться,
Унеси погибших к миру сладких снов.

Сам Великий заповедал быть сильнее,
Мировую ось хватая, словно жердь,
Сквозь века железным маршем, строй ровнее,
Идут к выси, пересиливая Смерть.


Ворона рдяное око

Над чёрной землёю разносится клич,
В закатном разливе терзающий бич,
Крылом вороня пустоту в небесах,
Он содрогнуться заставит сердца.
Рдяное око взирает огнём,
Молитв не услышит бог вечных рабов,
Вестник будто грозит древним страшным судом,
Разгорается танец померкших лесов.
Пробуждается ночь, открывая свой стан,
Острым чёрным крылом рассечёт он обман,
Страх пугливых овец выползает вперёд,
Почитатель Христа в этом страхе умрёт.
Ворон смотрит с вершин вековечной тоской,
Не понятны ему чувства лживых людей,
Что кичатся в миру величавой горой,
А в объятиях тьмы жальче даже червей.
Им кричать и молить, утопая в слезах,
Им гореть и висеть, как кумир, на крестах,
Норда старый Отец вновь укажет рукой,
И бездушная плоть обратится золой.
Ты лети над землёй, сея волю свою,
Клич разбудит всё то, что дремало в плену,
В ока пламени я чёрный меч откую
И над родом глупцов его сталь занесу.
Слепнут глаза в этом мраке листвы,
Все святые отцы полегли на костры,
В латах тёмных идёт властелин тайных рун,
Кто ты, ворон, скажи – воин или ведун.
Не родится в словах моих едкая лесть,
И не станет строки сожаления им,
Только ярости жар и кровавая месть,
Слышишь, Один – Отец, я твой проклятый сын…


Магура вестница Славы

Стальные секиры и небо бурлящей
Грозой озаряют поля бесконечной
Войны, слово грома стрелою разящей
Сквозь пламя мечей в путь отправилось млечный.
Над северным лесом скалистые горы
Стоят великанами, стражи небес,
И девы в кольчуге суровые взоры,
Где света спокойствия холод исчез.
Меч белый, подарок зари - колесницы
В ладонях героев, сынов судьбоносной
Земли, что от крови слезами сочится,
Которыми плачут янтарные сосны.
Магура, сражения чаша налита
Водою твоя или винами горькими,
Павшими слава посмертно испита
Из шлемов булатных под вранами зоркими.
Песней Перуновой сечи велика,
В искрах одежды сияющей молнии
Дева воинственных, сокола криком
Мрак разрывает стального безмолвия.
Неба просторы пожарами кованы,
Кровь со щитов выпьют листья дубовые,
Славы секиры от века изломаны
В битвах, что крылья ласкали багровые.


Wolfsangel

С раскалённого неба падает град,
Загоняя в могилу гнилой маскарад,
Будут кровью рыгать зверомассы жидов,
И знамёна пылать недобитых врагов.
В бой дивизии танков умерших СС
Выступают, железный блистает их крест,
К свету Чёрного Солнца восходит пожар,
Горделивый орёл, древа битвы разгар.
Нерушимость империи мглой горизонт
Затеняет, снаряды взорвут этот фронт,
Но не станет скотам кровь арийскую лить,
На священной земле не пристало им жить.
Расплавляя монеты, прострелить этот ад,
Сжечь пророков в огне и ни шагу назад,
Чашу крови Миров осушая до дна
Возвестить в темноте громогласно: «Война!»
Их смердящим телам место будет в печах,
Книги тварей святых пусть горят на кострах,
Грязных нелюдей сброд, развевайся в петле,
Орден новых борцов марширует во мгле.
Крови зарево нам освещает тропу,
Мы – тот чёрный кошмар, что восстал наяву,
Ваших мерзких имён не найдут на гробах,
Шёпот лживых молитв отомрёт на устах.
Символ руны горит, и ступают ряды,
Наши пальцы застыли на знаках грозы,
Твердь великих богов открывает свой лик,
Мы идём, будет страшен кровавый блицкриг.
Штурмовые отряды пускаются в раж,
На развалинах высится сумерек страж,
И железный кулак прерывает их пир,
Где пронёсся стрелой величавый Слейпнир.
--------------------------------------------------------
Полное собрание творчества Зловеда (и не только) можно
прочитать по следующим ссылкам ниже:

Stormfront
http://www.stormfront.org/forum/t750102/

или

Четвертый Рейх
http://www.fourthreich.info/forum/viewt … &t=226

Отредактированно Зловед (2011-08-15 13:14:15)

Неактивен

 

#2 2010-10-09 07:30:24

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Rune Of Vigor

Heil Ingermanland

Не сломить орла восстанье
В штормах крови королевской,
В танце лезвий воздаянья,
Что ковались жаждой мести.
Слава доблести отцов –
Вранов северных просторов,
Хлад озёр и глушь лесов
Распахнут врата историй.
Власть, величье и напор,
Натиск в пламени прозренья,
Ожидает чёрный мор
Час триумфа воскрешенья.
Память знаком на камнях
Высечена богом грома,
Волчий дух в глазах огня,
Тенью войн родись, бездонной.
В жатве жизней ярость смела,
Брани девою безлика,
Рейха мщение воспела
Хищной скалящейся свитой.
Призванный под стяги норда
Голосами духов рода,
Сталью чёрной, дланью твёрдой,
Мглою в сумеречных водах,
Оглушённый песней дерзкой,
Лютым заревом восстанья,
Руной крови королевской
Пробуди шторм воздаянья.

Wotan Acquires the Might

К чёрному небу тысячи рук
Взметнулись, порвав судеб ветхую нить,
Горящих сердец разнесло эхом стук,
Дав волю копью суд кровавый вершить.
Не долго Хлидскьялву стоять в пустоте,
Шаг новой эпохи под солнцем знамён
День ото дня тяжелей и быстрей,
Он множит могущество бездны времён.
Мощь бурь заклиная, слетается рать,
Оккультным пожаром их знак миру дан,
Враг помыслом силу не сможет сдержать,
Когда возродится из праха Вотан.
Червлёный расцвет смертоносного шара
Карающим холодом гнева и мщенья,
Империи славы крушащим ударом
Одарит невежд пеплом злого затменья.
Умертвляющий грохот Хримфакси копыт
По небу стальному осознанной силы
Плит тысяч могил сотрясает гранит
Под стать скакуну грозовому Гримнира.
Мистической мысли порыв и единство
Владыки волков в душах трон воздвигают,
Зола не остыла, меч алчет бесчинства
В пророчествах вещих вороньего грая,
Стон вьюг призывая, не смея солгать,
Несметною армией знак миру дан,
Клыками врагу месть орды не сдержать,
Когда вновь воспрянет из праха Вотан.

Неактивен

 

#3 2010-10-15 10:27:41

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед & Unanehmbar


http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/2/23/Thor.jpg/300px-Thor.jpg


Mjollnir’s Growl



~Зловед~

Поступью Сверхчеловека

Шагая по тропам к вершинам
Величия, славы, к божественным
Образам, ясность ума, как лучина
Светит победой торжественной.
Попирая низость, сапогом
Растоптать дерьмо на глазах
Звериного сброда, кто с высью знаком,
Сверхчеловеком воссядет в богах.
Молотом чёрные камни круша,
Что тянут вниз, в болота и лужи,
В крепость откроет ворота душа,
В залы небес, где и жёны, и мужи,
Доблестью полны, без страха сердец
Перед низами, червивым уродством,
Боги, сверхлюди подарят венец,
Что обозначит лишь правды господство.
Упившись свободой, ложной,
Временным счастьем прихоти мерзкой,
Стал тараканом, мухой ничтожной,
Не устоит перед волею дерзкой.
Обличая всё среднее,
Битва суровая под облаками
Воина ждёт не последняя,
Судьбы бездушных изрежет клинками.
Кровью омыв мечи власти,
Он поднимается выше и выше,
Знание, сила его встретят страстью
Той, что спала в долгих сумерек нише.
Смерть ублюдков молотом кована,
Грома раскат устрашает овец,
В тучах возмездия лютого ворона
Молния стали им чертит конец.


Гарь и Тлен, Страх и Крик

Чёрный шип – железный ствол
В пустоте, где Тьма без света,
Страх и Крик, предсмертный стон
Насилья Сути человека.
Гарь и Тлен, испуга плен
Беспомощного рода кривды,
Стирая в кровь мозоль колен
Смерда грех – обман наживы.

Огня и стали вещий царь
Сечёт рутину идиота,
Слеза раба поит алтарь
Из обывательского взлёта.
Шок мечты, разряд – затвор
Горит, огнём своим мерцая,
Подписан духу приговор,
Пустым словам щенячьей стаи.

Презреть доверчивость и ложь,
Расплавлены глаза безумца
На стали меч, на меди грош,
Навоза хлев, души порвутся
Нити глупости юнцов,
Отторгая кровь для розги,
Сок Земли сжигает кров
Веры – деформаций мозга.

Мёртвых Мира властелин
В замыканье вырожденцам
Стелет ядовитый дым,
Не щадя пожара сердца.
Чёрный шип – железный ствол
В пустоте, где Тьма без света,
Страх и Крик, предсмертный стон
Насилья Сути человека.


Властелин

Отбрось, герой, обман иллюзорности,
Мораль не дошедших до пика горы,
Что строят свой мир за слезами покорности,
Им ведать дано только запах золы.
Дождь их следы записал на озёрах,
Ветер на листьях плакучих берёз,
Границами мысли в разгневанных зорях
Очерчены вены и веером роз.
Что думы гнилые о царства пародии,
Коль им не владеть красотою дворцов,
Прельстит суматоха их скотской мелодией,
Чтоб снова продать ненасытных глупцов.
Гори, жара пламя, не зри, неимущий,
Твой дом – это прах, твоя участь – могила,
Разрыта корнями, готова для сущей
Кончины голодной, да страхом пронзила.
Иди же, герой, попирая пирамиды
Черепов и костей, свой клинок воздымая,
Молния в небе расколет обиды,
И тучи сойдутся, владыку встречая.
В крови миллиарды под троном лежат,
Да в тереме княжьем для воронов пир,
Боги войны ликом хмурым стоят,
И капает гниль с их тяжёлых секир.


Не давай и Не проси

Смуглые грязные лица,
Руки в ознобе трясутся,
Дух не желает пуститься
В дело, где блага найдутся.
Ходит никчёмный по свету,
Молится, хмель изрыгая,
Павшая в лужу монета
Плачем младенца взывает.
Вольный не просит орёл,
Ария честь непреклонна,
В трудах и боях на престол
Возвысится гордости догма.
Но не понятно то им,
Взращены те комарами,
Крови всосать не дадим,
Пусть же напьются слезами.
Братом своим не зови,
Путь этот сам выбираешь,
Руки назад убери,
Что захотел – получаешь.
Нищих, убогих – в огонь,
Каждому будет своё,
Спесь малодушных – в огонь,
Чаши полны до краёв
В пекле овец-пастухов,
В чреве борьбы смертоносной,
В бездне мечей и костров,
Всё для червей, для бескостных.


Хель Старуха

Ненавидеть вас пристало за словами клятвы роковой,
Уничижение подогревали чувства совести,
Осколки стекла бесконечной, кровавой повести
Преследуют сквозь слова и поступки до пряди седой.
Ясность помысла ясенем прорастает под землю лишь,
Осквернённые судьбы скованы красочной маской добродетели,
Твердыня сознания выбита, стали искры ты в песне узришь,
Вы позора, позора и слабости духа родители.
Звуки грома эйнхериев Одина раздаются смерти молотом,
Молотом Сильного, стекая кровью с жадной пасти,
Ненавидеть вас, презирать трусость, взращённую лживым золотом,
Золотом, озарённым жидом, жидовскою мастью.
Чувство достоинства собственной жизни расколется в прах,
Чёрный козёл колесницы Тора с пламенем мести в глазах,
Скачет по небу возмездия ищущий стражник Мидгарда,
Хель старуха, возьми под свои чёрные руки их стезю бытия,
Бытия недостойных, Вальхалла не встретит вратами Асгарда,
Прячь за шторами век свою душу, мелкая свинья.
Расколотый образ братьев секир и копий мелодии
Вы променять готовы на шелест дешёвых бумажек уюта,
Бальдру воскреснуть в мире, наследнику тёмного Одина,
Нужно ли, в сонме бесчестия гранью валькнута.
Плевать на сборище скотской идеи, где мысли нет ясности,
Прокляты пламя и мощь нашей крови во имя обманщика,
Можно сейчас заглушить этот голос, но нет границ гласности,
Избранный небом выбьет зубы трагедий заказчику.


~Unanehmbar~

I

Что в наше время,-
Глупое и злое,-
Называется народом,
Как что-то крепкое, единое, былое,
Во времена прошедшие
Было разнородным
Во всём - и кровью, и землёю.
То, что замять хотят политиканы
И стадо тварей-горожан,
Всегда и всем на Свете правит
Глубинный расовый закал!
Хоть и земля сейчас разбита
В своих границах древних лет,
Никогда не будет забыто,
Что не имеет времени предел.
Как раньше доблестно сражались
Великие германские мужи,
Над тьмой чумазых поднимались-
Империй против шли,
Так и опять восстанет Раса
Великой Северной души
И не проглотит бредосказку,
Что все как будто бы равны!
Так было, есть, всегда и будет,
Что мир ступенчато живёт-
Есть высшие и низшие пределы,-
За них нельзя перешагнуть.
Нордическая - одна лишь раса,
Способная творить,
Все остальные - черномазые ублюдки,-
Способны лишь зловонно гнить.
Всё выдумать в истории возможно-
Бумага стерпит всё равно-
Но ложь издохнет рано или поздно,
А Правда не забудет ничего!


II

Как тяжко ощущать, что ты никто,
Что изначальное уже прошло;
И среди глыб металла и машин
Ты сам с собой - один,
Но также и она - одна.
Но нет того, чтоб без следа прошло -
Всё снова возродится -
И в душах тех,
Кто мрака не боится,
Забьётся светлая звезда,
Нальётся силой ратною рука,
Рассеет тёмные века!
И те, что жизнь катили в чёрные пределы,
Неся пустыни и руины за собой,
И те, кто Землю схоронить успели,
Надеясь мир построить свой
На крови Нордов, -
Живой души народов -
Они сойдут и в этот раз, -
Вдохнёт планета звёздный газ!
Наполнит он живительной струёй
Леса, луга и реки, и людей, -
Всё то, что выдержит палящий зной
И вихрей ледниковых страшный бой,
Когда метель сугробами и льдами
Покрыла раскалённый камень
И разделила планету на то, что под нами,
И то, что было с Праотцами -
Северными полулюдьми-полубогами!


III

А раньше Смерть не сомневалась
В жестоком выборе своём,-
Она над теми в миг склонялась,
Кто был уродством поражён.

Но наше время в обороте-
Оно на обратном Пути-
И в чёрном водовороте
Нам трудно прямо идти.

Их мир ничтожный и беспечный,-
В нём нет стремленья в высоту,
Круговорот смертельный вечный
Уносит каждого ко дну.
Они не знают правды, чести,
Их бог - горячая жратва,
Не нужно ни войны, ни мести,
Ведь им покой необходим всегда.
Весь их уклад - от слабости врождённой,
В них нет живящего огня,
Таланты их - к могиле склонность,-
Хоронят от рождения себя.


IV

Прощенье - лазейка дозволенья,
Трусливое склоненье
Пред жалостью иль хамством,
Души врождённым рабством.
Простить есть то же, что и плюнуть
На изначальную трагичность бытия,
Поглубже совесть засунуть
За упокой беспечного себя.
За то, что сделано прощенья быть не может,
Ведь свершено деянье неспроста,-
Проблеме слово не поможет-
Не обратит вспять века.
Заставить биться камень сердцем
И Волка в шавку превратить
Способна лишь тупая вера,
Которая реальности претит.
Твоё деянье - Воля Рода,
Которым создан ты,-
Дарует кровь тебе свободу
Или затмение души!
Полонен Мир прощеньем-
Тьмы угощеньем,
Дающим чёрным лживое спасенье,
Героям Светлым - оковы и презренье...


V

Стремитесь к Возрожденью Света
Через секиры и мечи,-
Кровь проливайте повсеместно,
Где чёрные приют нашли!
Помчится Свора Grosser Jagers,
В пути сгрызая обезьян,-
Не подкупить ублюдкам Ветра,
Метущего с Земли изъян!
Тёмное сжатое тело
Сорвётся в пропасть с вышины,
Когтями Орлана поднятое,
Рассеянное порванным в куски!!!

Неактивен

 

#4 2010-10-27 12:08:51

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед
Часть работ, представленных на
Black Fire Pandemonium



Прекрасная Корриган

Волосы светят огнём золотистым
В блеске луны у камней родника,
Пела ты песню, и взором лучистым
Мужа себе привела на века.

Жил, как и ты, я, гонимый распятьем,
Мне ненавистно ученье Христа,
Чёрный священник сулил мне проклятьем,
Но ведь поэзия мудрых чиста.

Стать я готов твоим верным супругом,
Хватит на свадьбу мгновений в ночи,
Дай мне свой гребень зелёного луга,
Пой для меня, я прошу, не молчи.

Хрустального кубка пьянящая влага,
Праздник весны обвенчают сердца,
Днём мы угаснем, нам света не надо,
Только во тьме два оживших лица.


Ящик Пандоры

Дьяволицей бесстыдной ты идёшь по земле,
Зависть высшего бога утопает в огне,
Блещешь ты красотой, возбуждая желанье
В недрах глупых людей, что несёт лишь страданья.
Слово мудрое им горче лести коварства,
Ложь цветущих венков в саван скроет их царство,
Сумасшествие смерти, боль пороков и страсти
Мир скуют на века, порождая несчастья.
Не поможет рабам в бедах скупость надежды,
Клич пришествия Зла распахнул свои вежды,
Зной опасный – твой дар, кован мастером тени,
Душам в тленных мирах не найти утешенья.
Бесконечным мученьям вечно плоть их терзать,
Людям их никогда в себе не обуздать,
Умирает надежда в тугой петле страсти,
Не закроется крышка, извергая несчастья…


Бесноватый Вальпургиевой Ночи

Сырой воздух ночной с ароматом листвы гниющей
Ветра порывом распахнул створки окна,
А за ним чёрный лес и холмы, где поют гласа и кущи,
Где на шабаш смерти созывает набатом луна.
Душу и тело одержимость рвёт, как эльфы холмы,
За ней руки сами оберег мой с шеи сорвут,
Языческий символ, повинуясь зову тьмы
Руки мои снова сами перо берут.
Ведьмы слетелись на свой праздник по зову
Дьявола звёздами в тумане фигур облаков,
И я, бесноватый, иду вслед им снова,
Стирая в кровь ноги по тропам из травы клинков.
Их очи сверкают бездной, в струпьях всё тело,
Но здесь и сейчас они молоды красою дев,
В совокуплении с Дьяволом, в плясе их чёрное дело,
И тень моя пишет строки, для света и дня умерев.
В костре их сгорает навек мой незримый хранитель,
Ещё строфа, танец кружит всё быстрей,
Душа заперта в злобных духов обитель…
Быстрее, быстрее, быстрее, быстрей…
Вздымает вокруг тень лесов ураганы,
И в вихре кружится гнилая листва,
И Дьявол рогатый взирает на ведьм станы,
Смеётся… Его глаза – мои глаза.
Кружат черепа людей, могильные плиты,
Глаз луны кровью забрызгал ночной небосвод,
Глава бесноватого расколота, мысль разбита,
Но очи из-под рогов зрят бесовскую плоть.
Их танец кружит всё быстрее, быстрее, быстрей,
Руки, не зная усталости, ломают перо…
Его глаза – мои глаза, тьма рвёт меня дланью своей,
И Дьявол в ночи разливает вакхический рог.
Сырой воздух со смрадом гниющей листвы
Ветра порывом захлопнул створки окна,
Руки мои от рассвета до заката мертвы,
Но жизнь в них вдохнёт своей волей матерь-луна,
Изливаясь богомерзким родником всей мерзости мира…


Свечей Огоньки Средь Болот

Куда ты идёшь, глупец, через вечную тьму,
Зачем обманул ты себя самого,
Смерти дыханием в болото ведут
Ноги твои по тропе из блуждающих слов.

Порыв понимания калечит лицо,
Но бездна из лжи поглотила, как пламя, главу,
Ломка сознания, луны колесо
Тянут твою тень в слезах к вековечному дну.

Чёрное дно миллионов таких же людей,
Кто измарался в красивых учений грязи,
Тебе всё равно, задыхаясь, ползёшь меж теней,
Глупости грех твою сущность мечом поразил.

Мерзости зов, разум скрыт за железный засов,
Ты не один, утопать манит твой господин,
Боль понимания в кровь калечит лицо,
Поздно кричать, так шагай уже твёрдо за ним.

А старый колдун за свечами свой пишет завет,
Он посмеётся, ветрами огонь затушив,
Навстречу идя, за секретом гласит он секрет,
Пеплом плюют небеса в недра светлой души.

Куда ты ползёшь, глупец, в бесконечную тьму,
Зачем обманул ты себя самого,
Смерти дыхание в болото, ко дну
Тело затянет безжизненным неводом слов.


Хроники Харона

По венам холодным удар,
И чёрные кони бегут,
Фантом мой стремится в Тартар,
Отринув мир счастья и мук.
Харон свой готовит челнок,
Мне нечем ему заплатить,
Из песен о смерти венок
Я дам ему, чтобы отплыть.
Не видеть мне светлых лугов,
Ни ладана, ни асфоделий,
Средь Хаоса Гадеса зов
Ведёт меня к Лете забвенья.
Награда безропотных душ –
Без радости жить и печали,
Где солнца угас яркий луч,
Пусть смерть меня с Летой венчает.
Я белый узрел кипарис,
Узрел тяжесть прошлых мучений,
Аиду спою я на бис,
Смеясь, паду в воды забвенья.
Для меня Стикс огнём запылала,
В тополях чёрных Цербера взгляд,
Не скули, не уйду, ведь досталась
Мне свобода, полнящая Ад.


Чернобог Путь Нави

Открывая дороги в бездну лютую,
Разжигая чёрный огонь разрушения,
В пелену уходя, ветром смерти раздутую,
Кто готов, тот найдёт вдохновение.
Его пламя выше звёзд очей,
Его холод вихри мира остановит,
Засыпать и просыпаться среди дней,
Где супруга и личина его бродит.
Кличем ворона бессмертие призвать
То, что в Нави существует от зарода,
Перейти через границы и взирать
На секреты мироздания порогов.
Обретая силу недругов своих,
Их пожар былой впитать немым сознаньем,
Взять могущество всех предков, что в бои
Отошли сквозь разрушенье к созиданью.
Силы своей мыслью обернуть
И принять бесценную услугу,
Чтобы волю Рода вновь вернуть,
Стань ты, Тьма, мне верною подругой.
Он лукав, но мощь его крепка,
Он – погибель, он и вестник славы,
Мудрый кто, и чья тверда рука,
Всё возьмёт из огненного сплава.
Отворить ворота и познать
Хаосы невидимой вселенной,
Ратям Чернобоговым внимать
И прослыть слугой прекраснейшей Морены.
Кто помог разрушить наш покой,
Кто врага чело направит под удары,
То не белый свет, и этот свет не мой,
Я иду, где в ночи пляшут мары.


Парящая бестия

Парящая бестия в закланном мире,
Ночь из осколков горящей луны,
Счастье своё человеки разбили,
Но ты летишь светом чёрной мечты.

Где раньше было лучистое солнце,
Сядет на трон леденящая тьма,
Кровь растечётся из вен богомольцев,
Руки очистив твои, как вода.

Ты рождена быть их смертью и плачем,
Белая плоть, а глаза, словно лёд,
Век завершенья тобою означен,
Всё, что живое, пред взором умрёт.

Парящая бестия, князя отродье,
В пропасть ведёшь, к миру боли и зла,
Царствие бездны и мгла Черноводья
Власти священного внемлют козла.

Страсть прогорела, и семя разлито,
Гнев ещё тлеет, плоды ты пожнёшь,
В пропасть падёшь, твоё сердце разбито,
Но не к рабам, что купились на ложь.

Роль чей-то куклы тебя не прельщала,
Там, где светило слепящее солнце,
Крест мертвеца ты в руках целовала,
Он рассыпался на страх богомольцам.

Кто не рождён, тот и смерти не ищет,
Только печален твой лик под луною,
Холод ветрами с погостов засвищет,
С ним из могилы приду за тобою.


Локи

Явился твой образ под лунным сияньем,
Скажи, это ты иль мерещится мне,
Смотрю – не похож на того, что в сказаньях,
Злодеем слывёшь, но не здесь, не во тьме.
Я знаю, бывает порою, творенье
Сгубить иной раз возжелает творца,
Но мудрости вещей просить ли прощенья,
Тебе ли, изгою, скрыть ясность лица.
Те молятся свету, наивно и глупо,
Ведь он есть их боль и мученье нутра,
Отец ночи вечности, в эти минуты
Пребудь подле взора, прошу, до утра.
Высокого брат, ты, врагом наречённый,
Не Один ли сам здесь стоит предо мной,
Не лик ли его, не двойник, заключённый
В единую плоть под полярной звездой.
Имеем мы в жизни свои половины
Души, что в сраженьях сойтись так горят,
Осветим одну ледяною лучиной,
Забудем другую, а кто виноват.
Ты, гордый хитрец, силой духа наполнен,
Истины знаний гонимый хранитель,
Будь в этом мраке хоть трижды безмолвен,
Круга земного грехов искупитель.
Ведаю власть я твою в единении,
Злой разрушитель их жалких миров,
Ныне пребуду в проникшем учении,
Весь во внимании чёрных углов.
Ты ли скрывался от молота Тора,
Видно, не ценят они Эту суть,
Кровью подписаны им приговоры,
Тьмы сторона их самих же… забудь.


Крови огонь над лесами

За туманом леса ночи
Луны время сеет хлад,
Крови глаз клинок волочит,
Имя напевая: «Влад».
В штурме замка волки мрака,
Нищим – пламя ласки долей,
Клич и стоны Смерти Знака
Перед вереницей кольев.
Гроб могилы, тишь и холод,
Пляс безумия средь истин,
Крови князь красив и молод,
Как шедевр чёрной кисти.
Ветра вьюга, серебро
Неба не пронзают тёмных,
Девы белое чело
Под коленями покорно.
Сбор рабов горит в огне,
Крылья нечестивых блещут,
Страсть, разлитая в вине,
С пасти волка бурей плещет.
Меч резной, рубины глаз
Спальни наполняют тленом,
И хрусталь разбитых ваз
Нежно им вскрывает вены.
Лес таинственно богат,
Страха путь рассёк пределы,
Кто-то сладостно распят,
Чья-то дочь на кольях пела.
Но мгновений радость тех
Не понять скитальцам хлева,
Влада горький, мудрый смех
Бросил в старь свои посевы.
За туманом леса ночи
Призраки былого спят,
Сон кошмарный меч волочит,
Имя напевая: «Влад».


Крови Огонь Над Лесами II:
Ghosts Of Walachia

На безлюдных просторах лишь туман да покой,
Но прохладу ночи окрестит волчий вой,
Пред глазами встают страхи прошлых сказаний,
Никому не сбежать от меча наказанья.
В чёрной коже идёт вновь Сажающий на кол,
Кровь Валахии – тень на клыках носферату,
Пробуждается мрак, наполняясь эфиром,
Из зловонных могил поднимая вампиров.
Далеко до рассвета, Сын Дьявола ищет
Невесту, людей забивая на пищу,
На пути умирать будут овцы и свиньи
В его поиске вечном своей чёрной графини.
За венцом красоты, новой жизненной силой
Он скитается тенью, что ночь ему свила,
В небе полной луной светит лик его милой,
За собою ведя, умножая могилы.
И на кольях кричат сотни призраков пленных,
Улыбается князь среди орд убиенных,
Во личине родясь трансильванского графа,
Исчадием Ада кошмаров и страха.
Явил в мир Влад Цепеш свою гениальность,
Ужас и месть, казни и сексуальность,
Эротика смерти души его тёмной
Вторгается в сумрак дрожащей истомы.
Дракулы глаз с металлическим блеском
На пиршество крови зовёт адской песней,
Раскрыты поэмы, легенды воскресли,
Не спасётся уродство знамением крестным.
Крови огонь над лесами волков,
Крови огонь в корни страстных клыков,
Жгучий тьмы поцелуй, как печать на века,
Не схоронен девиз – Сила и Красота.

Отредактированно Зловед (2011-04-17 09:44:11)

Неактивен

 

#5 2010-10-30 06:21:27

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Тлен & Зловед


http://s011.radikal.ru/i316/1010/55/a5a4197f2f8c.jpg


Сумрак Падающих Звёзд



Тьма. Морок. Мглань.

Свет луны слепит глаза, словно солнца свет,
Бред старика блаженного, кровавый жуткий бред.
Пламенем алым горят глаза, течет по венам ртуть,
Не свернуть с пути огня, с тропы сей не свернуть.

Черным вороньим крылом тьма нависла над горой,
Над горой, где тишь и покой, там, где грянет бой.
Гроза воспевает героев великих - героев без имен и лиц,
Над мертвыми телами кружат стаи черных птиц.

Тьма в глазах, на душе лютый Морок,
Чернобога длань.
В зимнюю ночь заберут того, кто тебе дорог
Тьма, Морок, Мглань.

Сны ужасны и мрачны, но реалии еще страшней.
Помазанный болью идёт на заклание, в чаше неся елей.
Тьма оплетает землю туманом, туман тянется с болот,
Тянет свои скользкие пальцы, манит и в топь зовёт.

Свет огня, огонь колдовства – безумный оживший бред.
Смеётся старик обезумевший, молчания давший обет.
Потухло пламя в глазах, из раны на шее вытекла ртуть,
Не свернуть с пути огня, с тропы сей не свернуть.


VOLH

Пепелищ войны на снегах следы,
Кровь знамён орла, зори ей пьяны.
Чародея глас во сплетении змей,
Молнии зигзаг в дань чреде смертей.
Волха рёв в ночи, гром куёт мечи
Ворожбою, лик – мести злой зачин,
Перекрестьем вьюг обернётся сын
Крови волчьих глаз, час его пробил.
Стягом севера лютый род зови,
Шторма чёрный меч дланью войн возьми,
Ястреб видит жертв, волку лишь бросок,
Стали грохотом с ним встречай восход.
Чёрно-красный марш – песнь былых времён,
Что кудесник битв, сеет смертный стон,
Ледяной земле тяжесть серых лап,
Волкодлака враг, чуешь бледный страх.
Белой расы зов, громогласный рёв,
Зов седых богов, пламени крестов,
Пепла их борьбы в сумерках следы,
Взорами орла зори их пьяны,
Где лесов пожар, меркнет рода враг,
Черчен кровный знак, да лютует мрак.


Рагнарёк - Сага о гибели Богов

В последний раз солнце взойдет,
Молния расколола небосвод – время пришло.

В последний раз живые восстанут из мертвых,
В последний раз их мертвые пальцы сжимают сталь,
В последний раз лицезреют они вид просторов холодных,
В последний раз обагрит жертва алтарь.

Два Волка поглотят светила,
И время наступит Великой Зимы.
В смерти бранной плоти Сила!
Да скуют её вечные льды.

Сотрясется Иггдрасиль, восстанет Ёрмунганд,
Фенрир покажет свой волчий лик.
Великанская зима накроет Митгард,
Сотрясет север воинственный крик.

Гъяллархорн пропоёт песнь войны,
И сотрясется земля.
По небосводу россыпью звезды – костры,
Мир отдаем власти Льда.

Два волка, пожравших светила,
Пронесут над Землёй знамя Зимы,
В крепи стали холодной Сила!
Силу даруют Духи Войны.

Один ведёт за собой войско эйнхериев,
Фенрир несет на спине своей его смерть.
По другу сторону войско сынов Муспельхеймовых,
Тех, что не приняли ни небо, ни твердь.

Гъяллархорн пропоёт песнь войны,
Крепка хватка Льда.
На нас Боги смотрят своими очми,
В них первородная ярость огня.

Волка, убившего бога Богов,
Видара кара достанет.
Те, кто покачнул основу основ,
Узрят, как льды зимовья растают.

Иггдрасиль лицезрел гибель богов,
Сурт – демон, дотла мир спали.
Некому мстить за гибель богов,
Меч поднять нету сил.

Гъяллархорн пропоёт песнь войны,
И запылают огнём небеса,
Мир скуёт ледяная хватка Зимы,
Но лёд растопит пламя огня.

За Рагнарёком следует Новый Рассвет,
Началом новой жизни станет Асгард.
Дети Тора и Одина возродят этот свет,
И род человеческий заселит вновь Мидгард.

Легенду старинную про гибель богов
Воспевал в речах своих Вафтруднир.
Память веков пройдёт сквозь туман зыбких снов,
Память о том, как в роще укрылись Лив и Ливтрасир.

В последний раз над Землей солнце взошло,
Спалив Землю и Небо дотла.
Судьба Богов. Рагнарёка время пришло,
И новой жизни даст начало зола.


Сумрак Падающих Звёзд

В пыльце потускневших светил
Триадами ждущих, танцующих дев
Меня зазывающий вечности пыл
Ковал вдохновляющий гнев.
Дочь света познания, мудрости мать,
Ты барда услышь в сени древнего дуба,
В огне озарения белая стать,
Наполни весну силой яростных туров.
Ты вновь ожила пред глазами, Бригид,
Но холод февральский не сгонит Имволк
В душе, что по землям родимым болит
И ворона песне, чей голос замолк.
Рогатого бога я слышал воззванье,
Краса моя ясная, зорь рудновласая,
Аннона владыки читал предсказанья,
Ведя супротив юность в дали алмазные.
Я видел глаза королевы великой,
Мех чёрных волков бога смерти и распрей,
Где Морриган вторит наезднику криком,
Следы потерялись любви нашей страсти.
Пленит сердце барда весенний твой плащ,
Того, кто доселе любим лишь кошмаром,
Он в роще священной миров слышит плач,
В глазах огонь звёзд с их таинственным жаром.
Возьми его рдяную руку, Бригид,
Водой напои, в очаге обогретой,
Его сердце – солнце хладно, как гранит,
Ликующей бездны несёт разум ветры.
Где бог, вечно юный, тобой опьянён,
На сумрак безмолвный опустит свой перст,
В узорах тускнеющих грёз я рождён,
Под стягом ночи, где горит кельтский крест…


Крюками и Сталью

Крюками впиваясь в мёртвую душу
Мерзкое марево тянет на дно.
Как утопающий, что рвётся на сушу,
Мир обречен давно.

Рожденный в крови, рожденный во зле
Бродит по мертвой земле.
Тот, кто видел спасенье в погребальном костре,
Прозрел сию тайну во сне.

И сон был тот жуток, и сон был тот вещий,
Дева стоит по колена в крови.
А на руках – её сын, его взгляд зловещий
Видит тебя изнутри.

Дух свой закаляя, сталью калёной
Ставишь на сердце клеймо.
Даль, дразнящая волей невольной,
Манит тебя всё равно.


Свет шести Лун

Серебро, что даровала матерь Ночь,
Горит, как свет светил ночных, точь-в-точь.
Гром расколет небеса.
Шесть Лун озаряют древний небосвод,
Бесы мутят омут чёрных вод.
На крик ответом тишина.

Искрой вспыхнуть и умчаться прочь,
Силясь власть Лун древних превозмочь,
О, тот звук серебристых струн.
Шесть огней средь звёзд ночных горят,
То глаза Богов, что крепко спят,
Покой их блюдут шесть Лун.

Тени мистерий, алчных в стремлении
Сокрыть тайну свою во внезапном прозрении,
Что осветит разум твой.
Вьюгой холодной, в день неспокойный,
По полю промчаться, со Смертью венчаться
Под величавой первой Луной.

Умерев и воскреснув в чертогах Безвременья,
С головой окунуться в объятья Забвения
Обретая блаженный покой.
Ветру отдав все думы и чаянья,
Что бы он взвыл, словно в отчаянии
Под второй угрюмой Луной

Дышит болью старый тёмный лес,
Где же край его и где конец.
Тени, как кошмарные сны.
Громко дыша ночным воздухом спёртым,
Тягучим как мёд, могильно холодным,
Третья Луна сокроет следы.

Языки огня уносит ветер прочь,
Что зажгла Лун древних дочь.
Имя её стёрли века.
Чрез реку Страха ищешь брод,
Но его нет, есть лишь глубины вод,
В них отражением четвертая Луна.

По чуть заметной тропе в страхе промчаться,
Постоянно твердя себе: «Не бояться!»
Над головой звёзды еле видны.
Страх, как болото, затянет в трясину,
«Так неужели в лесу этом сгину?» -
Ответ даст сияние пятой Луны.

А лес, как живой, он стар и тёмен,
Бывает порой, он чуть беспокоен,
А порой он спит чёрным сном.
Свет серебристый озарит древний трон,
Что мудрость хранит ночью и днем,
Шестая Луна сломает Покон.


From Birth till Death

Воскресшие в рунах зимы,
Сошедшие в пламени бездны
Шести ночей мертвенной мглы
С гор северной дали, промерзлой.
В обитель пирующих жертв
Ворвётся пурга вероломства,
Раскатом небесная твердь
Разбудит туманы погостов.
И дикой охоты вожак
В бессмертии магии разума
Метели вздымает кулак,
И нет того, что недосказано.
Табун разъярённых коней,
Извергнутый криком проклятья,
Блеск всадников тысяч мечей,
Душ избранных воинской знати.
Распахнуты смерти врата
Знамением жизни финала,
Рождения мёртвых пора,
В их памяти кровь, звон металла.
Под вой замогильных штормов
Вопль ужаса, чёрен распев
Легенды из гиблых миров,
Поэмы о Калан Гаэф.


Синева Мечты

Плыть по зелени пряной лугов,
Воспарить ввысь свободною птицей,
Мёд испить окрылённых богов,
Миру счастья мелодией сниться.
Воздух утренний грудью вдохнуть
Да промчаться в невест хороводе,
Ведунов чашей быт помянуть…
Синева мечты древних угодий.
Но не слышится пение братьев,
Посолонь не кружат хороводы,
Лишь наследие скверны распятья,
Палачей пир на кладбищах рода.
Древо мира их дланью осквернено,
Очернёны и рощи священные,
Нынче смолоду честь уж потеряна,
Загудел, видно, змей корня древнего.
Но Рогатый Бог по свету мается,
Предков рати уж во всеоружии,
В его царстве мечи закаляются,
Да блистают булатные кружева.
Его Ворон – хранитель врат северных,
Да Сова – ночи верная странница,
Вспять Олень повернёт коло времени,
И дружин Орла сила расправится.
С ней пробудится Русь моя вещая,
Зацветёт вновь цветами пахучими,
С нею Русь моя будет раскрещена,
Заведут песню сосны колючие.
Чистый воздух смолистый вдохнёт
Дивный люд в колдовском хороводе,
Чёрный век вороньё помянёт
В синеве мечты древних угодий.

Отредактированно Зловед (2011-03-04 07:55:06)

Неактивен

 

#6 2010-10-31 14:19:32

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Тлен & Зловед


http://s43.radikal.ru/i102/1008/4c/a905fc4ceec1.jpg


Тропою Велеса



Нарекая Себя Навью / Intro

Вставший спиной к свету,
Нарёкший себя Ночью,
Станет на шаг ближе к бессмертью,
Узрит Владыку воочию.

Вспоминая грехи былые,
Припоминая былые обиды
Святые молились – будто волки выли,
Зубы стучали и рвались жилы.

Кровью умывая рассвет
Взойти на престол чёрный.
Пророчеством стал чей-то бред,
Пленником стал некогда вольный.

Проводя обряд древний,
Выводя ножом на дереве руны,
Пожирает огонь мир бренный,
Рвутся Лиры - Жизни струны.

В жертву принося свою кровь,
По коже ведя льдяной сталью,
Издыхая и рождаясь вновь
Нарекаешь себя ты Навью.


Чёрная Поэзия / Black Poetry

Кружева млечных платьев расшиты цветами,
Что каплями звёзд светят в тенях ветвистых,
Тебя рог луны в серебре призывает,
Меня режет месяца серп золотистый.

Расколота молнией тёмная роща,
Как сердце моё, как покинутый замок,
Я вижу крыла оргиастической ночи
В дыхании хлада, взор красен и сладок…

Иди же, прошу, по узорчатым тропам,
Открой свою дверь, прими дар мой теперь,
Царица русальных забав и заботы,
Смотри, сверкнул рогом вдали Индрик-зверь.

По алым устам и по прядям янтарным
Пополз туман сумерек, свет мой угас,
Ожерелье украсили рогом тем мары,
Венок душу мне от коварства не спас.

Прекрасная ведьма с горящей звездою,
Как Образ поэзии чёрной моей,
Раскинувши руки, затмила собою
Сознания солнце, а ночь всё темней…


Музыка В Тишине / Music In The Silence

Как тишина, что наполняет сознание,
Та, что струится по тёмным углам,
Там, где безразличье, а не состраданье
Мысль протекает то здесь, а то там.

Вечность звенит, как горный хрусталь,
Обволакивая разум тёмным плащом,
Пронзительный взгляд острее, чем сталь,
Из подсознания нечто взросло ядовитым плющом.

Журчанье ручья, шорох в кустах,
Уханье совы в лесной темноте,
Скрип несмазанной двери на ржавых петлях -
Музыка вечности, что звучит в тишине.


Очарование В Ночи / Loveliness In The Night

Из ночной росы, из сырой травы
В новолунье прясть Мокоши кудель,
Волшебство озёр ледяной воды
Твоим платьем звёзд стелет мне постель.

Отзвенел закат соколиных крыл,
Но твои крыла в танце вьют круги
По траве-воде в хороводе Вил,
Солнце село, в лес манят шорохи.

Соберу грибов, украду наряд
Той, что краше всех лебедей-сестриц,
Я ступлю в твой след, я поймаю взгляд
Из-под чёрных, как сама ночь, ресниц.

Волкогривых чащ взор луной пьянит,
Ты не улетай, будь моей женой,
Это сердце волчье по тебе болит,
Девица-краса, ты иди со мной…


… Павшим От Меча /
… To the Fallen By the Sword

Там вдали костёр горит,
Костёр погребальный.
На поленьях там лежит
Мёртвый воин храбрый.
И печальна его смерть,
Стрелу пустили в спину.
Плачет небо, плачет твердь,
Он сей мир покинул.

А о нём поют ветра,
Поют, завывают.
Кубки осушим до дна,
Таких не забывают.
Над полем кружит вороньё,
Кружит над полем бранным.
Много в той сече полегло,
Чудовищны их раны.

Мёртвых с поля подберём,
Подберём и похороним,
Храбрость павших воспоём,
Мы их всех запомним.
Пусть до зари горят костры,
Грохочет песнь смерти,
Пусть боль потерь впитает лик Луны,
А память наши песни.


Зловещие Тени Бессмертного Севера /
Grim Shadows Of Immortal North

Пока ты здесь, кругом лишь Север,
Стон мириад лесных теней,
И в правду ведовских речей
Их полусонных ты поверишь.

Из руды Рода здесь кузнец
Металл волшебный выплавлял
И сталь небесную ковал,
Сплетая жизни свой венец.

Пребудь со мной, ветер осенний,
Холодный, колкий и зловещий,
И голову клади на плечи
Мне в час раздумья вечерний.

Спустись с вершин, как чёрный ворон,
Колдунья с власом белоснежным,
Мои слова хоть и небрежны,
Но сотрясти способны горы.

Поведай о путях тернистых
О, Север, мудрый и бессмертный,
Крылатые, летите ветры,
Гори, меч солнца золотистый.

Смотри в глаза с тоской и гневом,
И с пораженьем, и с победой,
Ничто не смоет вечность следа
В душе, которой зов твой ведом.

Поют угрюмые здесь тени,
Они жить могут научить,
И ненавидеть, и любить…
И умирать, идя в забвенье.

Садись, колдунья, ты со мной,
Взгляни на магию заката,
Припомни звон былой булата,
Что время унесло водой.

И поступь чёрная прекрасна,
Уснёт лишь Север колдовской,
Как леший с древнею клюкой
Себя почувствует всевластным.

Во сне видны носы ладей,
Дружин доспехи, песни скальдов
Слышны за гранью зазеркалья
Величием ушедших дней.

Пока ты здесь, живёт и Север,
Он зрит в нутро острей провидца,
Размахом гордой хищной птицы
Он отпирает духа двери.

Колдунья с власом белоснежным
От пепла сотен лет затменья,
Присядь неслышно на колени,
Вглядись в мои немые вежды.

Безумца видишь ты порывы
За лесом мыслей, схваткой грёз,
Где звуком рыщущих стрекоз
Вечерняя пора разлилась.

Я буду здесь, в глуши видений,
Что волчьими клыками мила,
Её дыханье не остыло,
Как девы на моих коленях.

Ты всё поведай мне, царица,
Клубок держа перед глазами,
Теней морозных образами,
Что зрят в нутро острей провидца.

Пока ты здесь, кругом лишь Север,
Стон мириад лесных огней,
И в правду ведовских речей
Их полусонных ты поверишь.


Колыбельная Гиблых Лесов /
Lullaby Of Godforsaken Forests

Где-то вдали пылает огонь,
Проходя мимо, его ты не тронь,
Это чья-то душа отошла в мир иной,
И след её горит, как огонь.

Тихие слышишь ты голоса,
Тихо и ласково напевают леса
О том, что было, о том, что прошло,
Как солнце встало и снова зашло.

Тихие реки в гиблых лесах
Навевают видения вновь в чьих-то снах.
Над речкой клубится липкий туман,
Он голову вскружит, словно дурман.

В лунную ночь тебя кто-то зовёт,
Песнь напевает, манит и ждёт.
Та тихая песнь пьянит, будто хмель,
В омут затянет тебя её трель.

Мирно дремлет лес колдовской,
Эльфы и феи танцуют с тобой.
Голоса их пьянят, вводят в обман,
Воли лишают, и остаёшься ты там.

В ветвях древних дубов ветер поёт.
Вот кто-то уже твои кости грызёт.
А духи лесные вновь расставили сеть,
Их колыбельная вновь несёт смерть.


Сквозь Навьи Болота /
Through The Marshes Of Dead

Тянется к Свету мой дух одинокий,
Рвётся вперёд, но не может подняться,
Сквозь навьи болота ведут меня ноги,
Где мрак, окружив, громогласно смеялся.
Стремленье сковав, ото сна пробужденья
Топь не даёт, погружая в дремоту,
Кости и тлен не обретших прозренья
Преданы в пропасть слепому полёту.
Скитаются тени, как мёртвые ели,
Лежат их тела под землёю страшащей,
Корону одел на рогатое чело
Князь путь не прошедших, князь в омуте спящих.
Ногою в могиле, к тебе обращаюсь,
Развей мою боль, озари темень светом,
Главу опустив, на колено склоняюсь,
Смотря на ковёр из засохших букетов.
Померкло сияние звёзд одиноких,
Открой же глаза, солнца меч поднимая,
Сквозь навьи болота ведут меня ноги
К мечте, осенённой мерцанием рая.


… и Кровью Полнится Рось /
… and Blood Fills Ros’

Вольной птицей лететь в небесах,
Диким зверем наслаждаться свободой.
Пенье отшельника, сокрывшего взор свой в лесах,
Грядущее глаголет и повелевает погодой.

Там, где свои воды черпает Рось,
Там, где гуляет привольный ветер,
Там, где прошлое с грядущим так и не срослось,
Там настоящим зола только да пепел.

Древних Богов помнит эта Земля,
Многих героев здесь покоятся кости,
Те, кто проливал свою кровь не зря,
Те, чьи могилы полнят погосты.

Орды, набеги, пожары и рабство,
Поклонись Змию или умри.
Налево идти - слава там и богатства,
Направо - погост, туман впереди.

Стоять на холме и обречённо смотреть,
Как твою землю шагами меряет Смерть.
С плеч страх и тревоги смертного сбрось,
Смотри же, как кровью полнится Рось.


Тропою Велеса / By The Path Of Veles

Воспрянули птицы, зацокали клювы,
Ступай за рассветом, тень мгле свою бросив,
В сыром ещё воздухе неба сверкнули
Лучи, что с собою ночной прах уносят.

Серебряным молотом души путь торят,
Ступай по их следу точёной ногою,
Шагам древяницы шуршанием вторят,
К свободе… живою водой ключевою.

Уставшая Сирин песнь скорби пропела,
Остался вдали звонкий глас Алконоста,
Зажгутся сплетенья на платье, на белом,
Испепелив прошлых сумерек кости.

К истокам Руси врата леса проводят,
Ступай чрез порог ты точёной ногою,
Ведуньей всех мавок к воскресшей природе,
К свободе… заросшей Велеса тропою.

------------------------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North
http://s011.radikal.ru/i317/1010/7e/2db175cf5498.jpg

Неактивен

 

#7 2010-10-31 18:45:44

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Тлен & Lestat


http://s42.radikal.ru/i096/1005/b7/b6ed72eba177.jpg


Eternal Winter, Immortal Winter



~Тлен~

Скальд

Поклонись Хаосу и Вечности -
Отцу и матери Земли,
Поклонись же их нетленности,
Гласом вольным возопи.

Ветер, что гнал облака
Под солнцем и при луне,
Шептал тебе в тайне слова,
А ты пел их Земле.

Ты Скальд, ты певец Войны,
Певец Земли и облаков,
Твои слова, как сталь, сильны,
Разум твой не знал оков.

Меч, что на юге кован был,
Волю твою не сломил,
Мудрость стихий узри в огне,
Встань с колен и поклонись Земле.

Поклонись Хаосу и Вечности,
Ведь из них все вышли мы.
Честь есть лишь в храбрости,
Так же как без солнца нет луны.

Ты Скальд, ты певец Зимы,
Голос твой сердца обжигал огнём,
И в Вальхаллу вернешься ты,
Меч твой Слово, и сила в нём.

Меч, что кадилом был окропим,
Душу твою не сломил.
Улыбнись лику Хель на заре,
Встань с колен и поклонись Земле.


Тот, кто никогда не жил

За горизонтом сгущалась Тьма,
Зимней стужей окутав мир.
Прикосновение жжет, но не от огня,
Прикосновение того, кто не жил.

Лютый холод терзал тела,
Тела тех, у кого нет души,
Здесь солнца нет, здесь нет огня,
Лишь серебристый лик Луны.

Тьма сгущалась над землёй,
Наступал разгар зимы.
Стужа горло обовьёт петлёй,
Всё как предвещали твои сны.

Там, где нет жизни, только Тьма,
Там, где вьюга кружит над землёй,
Там, где предвечный вой терзал тебя,
Ставя саму жизнь виной.

Там, где за горизонтом сгущалась Тьма,
Там, где мороз в тиски взял мир,
Там, где земля никогда не видала тепла,
Живёт тот, кто не жил.


Вечность и Хлад

Хладом вздохнут опять небеса,
Стало быть, вновь на пороге Зима.
Вот первый снег, опала листва,
Хладом опять вздохнут небеса.

Холод, как бич, вьюга-метель
Вновь заметает осеннюю тень.
Но зимний простор рая милей,
Пусть холод, как бич, пусть зла метель.

Снежные бесы ведут хоровод,
Гоняя снега далеко на восток.
Зима холодна, но не замерзнет исток,
Снежные бесы ведут хоровод.

Величие вьюги, хрустальные льды,
Выживают лишь те, кто духом сильны.
Те, кто не страшиться ни хлада, ни пустоты,
Ни величия вьюги, те, кто славят льды.

Хвала Зиме! Вечность и Хлад!
Величье - одним, для других - Ад.
Вьюга-метель, древний уклад,
Хвала Зиме! Вечность и Хлад!

Хладом вздохнут опять небеса,
Стало быть, вновь на пороге зима.
Посеребрит снег молодая Луна,
Вновь хладом вздохнут, как и встарь, небеса.


Проклятие Небес

Тяжелый день пророчит ночь,
Нет того, кто б мог помочь…
И кровь стучит в висках!..
Ветер крик уносит прочь,
И идти уже невмочь …
В оцепенение вводит страх!

Вид тяготит черных небес,
Тянет вдаль извечный лес,
И дорога вьется прочь.
Толи смелость, толи страх,
Толи призраки в ветвях
Подгоняют тебя прочь.

Словно бездна небосвод,
Как бездонный омут вод,
Что пугает так тебя.
Кто-то в черном на коне,
Это знак, что быть беде…
Только бы дождаться дня.

Нет Луны и нету звезд,
А лес мрачен, как погост…
В ночи мерцают сотни глаз.
Но тропа ведет тебя вперед,
Манит, шепчет и зовет…
Вот и предрассветный час.

Солнца лик дарует свет,
От Тьмы уже простыл и след…
Мрак уходит глубже в лес.
Но в тени снова чей-то взгляд,
Глаза чьи-то изо тьмы глядят…
В тех глазах проклятие небес.


Престол

И тень Властелина взойдет на престол,
И мир пошатнётся под ним…
Он свой легион войною повёл
На тех, кто шёл рядом с ним.

Он, трижды проклятый, был изгнан навек
С Небес на голые скалы…
Туда, где лишь холод и мёрзлый снег,
И льды, цвета подобные стали.

Изгнанника взгляд, что те льды,
Что лицезрел он изо дня в день…
Глаза, что пустота… бездонны, тусклы…
Стан, что закатная тень.

И тень накроет совратившихся Тьмой
Над теми, кто преклонился пред Ним.
Страх перед сильным поставив виной…
На престол взойдёт лишь один.

Кровью и сталью возведён он на трон,
Судьбу мира решив меча взмахом лихим…
И Небесами неузнан был Он,
Он лишь тень того, кто был некогда им.


~Lestat~

I

Времени бег, мыслей полет
Ярость вокруг, а внутри тебя лед
Вечность – ничто, жизнь – пустой звук
Стрелки бегут, походя еще круг

Ничто не поможет, никто не спасет
А жизни река тебя в бездну несет
Разума крик, души твоей плач
А навстречу тебе идет твой палач

Люди – как волки, тебе не понять
И смерть от руки их ты должен принять
Ты не виновен, но им все равно
Кровь твою выпьют они как вино

Ведь ты не был как все, ты чужой среди них
Кричал ты во тьме, но крик твой затих
Флаг твой упал, огонь твой погас
А вокруг – сотни ненавидящих глаз

Философию смерти понять не дано
Но ответ на вопрос все знают давно
Знаешь и ты – все мы умрем
Рано иль поздно. Последний наш дом-
Печь в крематории с жарким огнем
Беззвездная ночь, ледяная луна
Последний твой час освещает она
Смерть уже близко, она у двери
И душу твою растоптали в пыли


II

Тёмная ночь, ледяная луна
Последний наш час освещает она
Великая битва ждёт впереди
И Ирий навеки, Ты героем умри

Враги нашу землю пытаются взять
Их кони поля наши топчут опять
Наши сёла горят, детей наших плач
И жён наших в плен будут враги угонять

Вставай на защиту нашей земли
Ты слову вождя только внемли
И тайны Богов будешь ты знать
С Их помощью вороги двинутся вспять

Перун наш великий
Нам помощь несёт
Наш Бог светлоликий -
Веди нас вперёд
А воинов павших Семаргл заберёт
И к Велесу-Богу их проведёт

Но будет победа
Нашей всегда
И боги помогут
Коль случится беда


III

Научи меня Деде Велесе
Как пройти мне да по твоей стезе
По твоей стезе да по моей Земле
По моей Земле да по Матушке

Да как выйду я
Да оглянусь вокруг
Всюду вороньё
Всюду вороньё да чёрное
Вся земля под ним
Да под вороньём

Помоги ты нам
Деде Велесе
Русь великую
Да освободить
Да очистить землю нашу
Да от воронья
Да от воронья да от чёрного
Да от чёрного и поганого

Ой ты гой-еси Перун-батюшка
Одари ты нас силой ратною
Силой ратною да могучею
Чтоб могли мы одолеть врага
Ой врага да поганого

Как помчимся мы
Стаей волчьею
Да сизым соколом
Будем гнать врага
Да с Родной земли
С Руси – матушки

Будут помнить вороны
Силу Русскую -
Рать Перунову
Внуков Велеса


IV

Вкус крови на губах
В руках живая плоть
Огонь в твоих глазах
И вечный голод

Бессмертным стал ты вдруг
И выбор не был дан
Замкнул ты жизни круг
Вокруг могильный холод

Не будешь больше ты
Ходить под ярким солнцем
И лишь в полночный час
Увидишь землю снова

Теперь ты не такой
Каким ты был с рожденья
И силы приобрёл
Все силы разрушенья
И в вечной жизни ты
Найдёшь успокоенье

Давно таким как ты
Все люди поклонялись
И жертвы вам несли
Богами вас считали

Потом всё изменилось
С рождением Христа
И проклятым отродьем был назван ты, леса
Не будут вашим домом
Лишь в тишине ночной
На кладбище старинном
Найдёте вы покой


V

В царстве мрака полыхали огни,
И гасли во тьме Его глаз.
Темный владыка смотрел в никуда,
Его тонкие губы шептали приказ.
И страх посылая во время сна,
Он ждал все сильнее тот час,
Когда же придет эта весна,
Настанет Антихриста власть!

Под сладкие звуки восточных мелодий
Родится еще один грех.
Еще один крик захлебнется от крови,
И в бездне исчезнет навек

А ночь согревает, она укрывает
Своей неземной красотой.
И жизнь замирает, и кровь остывает
Под молчаливой луной.

Кровавое тело восхода
Согреет ее красоту,
И тело, что Богу подобно,
И грешную наготу.

А день не узнает всей правды,
И будет множество слов
В которых пять трупов арабов…
И легкий запах духов

---------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North
http://s011.radikal.ru/i317/1010/7e/2db175cf5498.jpg

Неактивен

 

#8 2010-11-14 10:54:22

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Вратислав


http://s45.radikal.ru/i107/1011/cb/2524e0bc0ff4.jpg


Forever in Battle



Добровольцам 11-ой дивизии Ваффен СС "Нордланд"

Я рад служить тебе великая Европа
Я рад нести врагам нордический оскал.
И до последнего, держать свои окопы
За твой единственный арийский идеал.

Я рад носить штандарты моего народа,
Свою эмблему – белоснежный зоннерад.
Я горд, что Данию я представлял в походе
И в братстве рыцарей делил огонь атак.

Мотопехотная дивизия Шутцштаффель,
За номером одиннадцать – моя семья.
Мы знали, что, пути не будет нам обратно
Мы верили, что умираем мы не зря.

О, море Балтии для нас твоё дыханье
Как поступь древнескандинавских праотцов.
Угрюмый блеск, доспехов Муспельхайма
Не устрашит нордическую кровь.

Ведь мы скъёлдунги, норвежцы, северяне
Свои позиции держали до конца.
Потомки викингов достойны, быть в Вальхалле
В янтарь реванша застывает кровь моя.


Моё нацистское сердце

Моё нацистское сердце,
Горит как тысячи звёзд.
Моё нацистское сердце,
Есть истина, свет и любовь.

Я верю…, до конца верю…
В наш обречённый мир.
Ведь мы солдаты рейха,
Столица его – Берлин!

Мы знали, на что идём,
И мы готовы платить.
Но я клянусь Адольф,
С пути меня не сбить.

Сжимаю фаустпатрон,
Своею детской рукой.
Мой рейх – ты обречён,
Но я, хочу быть с тобой!

Пусть танки нас сметут,
Снесёт нас пусть пехота…
Пусть втопчут и сожгут,
Мы примем пули гордо.

Германия! Родная мать!
Мы твой фольксштурм навеки…
Германия! Прости ты нас…
Что нет у нас победы.

Под танк я брошусь, но тебя,
Я не предам родная.
Ты поцелуй меня сестра…
Не забывай Германия.


29-я Дивизия

29-я дивизия – встала вновь из тьмы.
29-я дивизия – держит рубежи.
29-я дивизия – за Мидгард стоит.
29-я дивизия – наш арийский щит.

Штурмовая бригада Каминского,
Непокорны солдаты Руси.
За могилы далёкие, близкие.
Поднимают славяне штыки.

Партизаны товарища Сталина,
Вы ответите за всё сполна.
Видишь крест, а в небе пожарище?
Это РОНА идёт на тебя!

Присягал гиенам, шакалам ты,
Ну а я присягнул Руси.
И у нас полюса не сближаются,
Значит разные наши пути.

Я голодный волк сладострастия,
И меня не приручить.
И привык бороться отважно я,
Разрывать врагов я привык.

Мне плевать на Гитлера, Сталина,
Я сражаюсь за свою кровь.
Как огонь любовь моя пламенна,
Как война сурова любовь.

29-я дивизия – сорви оковы прочь!
29-я дивизия – яви врагам всю мощь!
29-я дивизия – ты не ушла ты здесь…
29-я дивизия – за Русь встаёт с небес


Легион
"Латышскому легиону СС"

Как ветер Небельферы
Замкнули вагенбург,
И бешено взревели
Огни каленых труб.

Мы вкопаны свободой
В национальный храм.
Держи соратник твёрдо
Ты Латвии плацдарм.

Не опускай оружье
Пока ещё живой.
Пусть будет перегружен
Убитыми конвой.

В защите фанатичной
Нуждается мой дом.
Не будет подкрепленья
Разбит аэродром.

Отливом вермахт спешился
Германец отступил.
Но Рига ещё держится!
Гудит и фронт и тыл.

А значит, надо всем стоять
Железным блоком стен.
А значит некуда бежать
Мой брат легионер!

Последний полк идёт в ура
От лязгов траков хруст…
Прощай латышская земля
Прощай Перконокрустс.

Ты помяни меня огнём
Из факельных мортир,
Я отстоял любимый дом
Я мёртв, но победил!


Честь беларусских SS

Беларусь это свет внеземного огня,
Это кровь наших предков в камнях янтаря.
Беларусь это песня из былин соловьёв,
Да хранят твои дети непокорную кровь.

Миллионы солдат… сотни тысяч полков…
Пусть обрушат свой гнев, но не сломят основ.
Буду я, как и предки пить солнечный эль,
На просторах своих беловежских земель…

Мы когда-то смели благородный фашизм,
И забыли о тех, кто сражался за жизнь
В полицай-батальонах презревших обман
Что немало хлопот доставляли врагам.

Мы забыли про честь беларусских SS
Я сегодня готов встать в бригады небес,
Чтобы кровь неизвестных солдат воскресить
Чтобы с ними идя всех врагов сокрушить!

Может быть, я был тем, кто Рейхстаг защищал?..
Может быть, в Будапеште я насмерть стоял?..
Сжав винтовку навек воплощеньем грозы…
Может ненависть та, снова брызжет в крови?..

Белым рунным камнём я придавлен к земле
И во склепе моём нет ни лжи ни дверей,
Как в баварских горах воздух девственно чист,
Как в Припятье пейзаж серебристо лесист…

Встал мой конь на дыбы – волнорез облаков,
След тумана средь троп. Проблеснул его зов…
Я очнусь ото сна каплей талых ветвей,
И пройду по морям высью звёздных теней.

Но так дороги мне те две руны Sigul,
Их несет, словно факел – варяжский Перун.
И пред ним расступаются в прах облака,
В непосредственной мощи их столько добра!

Веру мы сохраним как несбыточный сон,
Шпили рифовых скал мы с тобой проплывём.
Пусть изрежет гроза оцинкованный крест,
Спите с миром бойцы беларусских SS!


На высоте 112
«Дивизии SS Frundsberg»

Мы помним бездонное небо
Мы помним советскую слякоть.
С врагами бои до предела
За высоту сто двенадцать.

И резвые кони заката
Кровавили доблесть полков,
Мы помним как в жерле раскатов
Теряла Германия кровь.

Нормандское небо жестоко
К любому нацистскому флагу,
Но мы стояли там твёрдо,
Как вкопанный PanzerKampfWagen!

По нам били грозно мортиры
Огни королевского флота,
Кишели в выси бомбардиры
У края небесного Дота.

Зенитный кордон наших копий
Встречал серебром вражью даль,
С великой немецкой любовью
Мы красили кровью вуаль.

Нас выбили с наших позиций
Ценою союзных солдат.
Но вновь суждено нам родится
Чтоб вновь поднимать коловрат!

Сложивших оружие гневно
Сметёт ураганный мьёльннир,
Ведь смерть это наша победа
Фундамент, построивший мiр.


Навеки в бою

Там в узорах кристаллического неба
Холодеют зиккураты облаков…
И полярные цветут во льдах рассветы,
Лёд рисует тулеанский натюрморт.

Там на базе Аненербе в гарнизонах
Среди фиордовых арктических прохлад,
Встали гордые остатки батальонов
Из одиннадцатой дивизии "Нордланд".

Только к небу заряница прикоснётся,
Раздвигая небыль северных широт,
Ты увидишь их среди стального солнца
Их "Пантеры" в построении на восток!

Вмёрзли траки в пустошь белого пространства,
Мессершмидты побледнели на ветру…
Но готов идти вперёд и вновь сражаться
Тот солдат навек оставшийся в бою…

И под стягом вечной свастики, мужчины
В рукопашную, штурмуют высоту…
Ветер ураганный ветер винтокрылый,
Подними ты в помощь копья им пургу…

А конвоем душ валькирий их к Вальхалле
Провожай сквозь фьорды к Одину на пир!
А мы путь их бравый с доблестью восславим,
Обессмертим их в стихах и победим!

---------------------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North
http://s011.radikal.ru/i317/1010/7e/2db175cf5498.jpg

Отредактированно Зловед (2010-12-23 16:02:57)

Неактивен

 

#9 2010-11-27 16:11:10

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Вратислав


http://i040.radikal.ru/1011/db/f5427d65d5f8.jpg


Werewolf



Стрибог

На северном троне сидит царь ветров,
Его сыновья растекаются в мире…
А внуки его средь червлёных щитов,
Славянам поют свои гордые гимны.

Метелью под знаменем солнца плывут,
Склоняют главу перед мощью Перуна…
Мы помним их песни, из яростных струг,
И в конном ударе и в кличах драгуна…

Стрибог – Ветроврат ураганных атак,
Святой полководец стеклянного ливня.
И держит Сварожич в могучих руках,
- Бронзовый рог – отца исполина.

Твои копьеносцы прожгут лик земли,
На приступ поскачут крылатые кони…
Из царства подсолнечной белой пурги,
На южные земли семитской неволи.

То будет радуница предкам-отцам,
То будет славянское перерожденье…
Теснее ряды штурмовой авангард
Свободных волков моего поколенья.

Услышь наши клятвы могучий отец,
Неси до Перуна, Сварога и Рода.
Сварги, многоярусный светлый дворец,
Очнётся в ристалищах коловорота.

Ты на барельефе ударов мечей,
Ты на знаменующем пламени крови!
Ты на соколином гербе королей,
В свободе, движении, ярости, воле!


Железо чести

Рёвом встречен
Штык багряный.
Громом всечен
В драпы далей.

Песня ветра
Свет истомы.
Алчет сечей
Копий шторма.

Глас булата
Вскроет раны,
Гимны волчьи
Вечно рьяны.

К чёрту жалость!
Воля к власти.
Божья ярость –
Залпы свастик!

Корост Хорса
Слепит бездны,
Спор решит
Железо чести.


Мысли о любви

Я много думал о войне,
Сплотил, я мысли свои в камень.
Пока однажды при луне,
Стрелою в сердце не был ранен.

Но не убит, и я живой,
И в жертву я любовь дарую…
Я никогда не буду твой,
На воле быть всегда хочу я.

Ложусь на твёрдую постель,
Гоню я мысли прочь в бурьяны…
И расцветает как апрель,
Сон, в дивном, радужном сиянье.

И взгляд касается лугов,
Где ветер пляшет молодецкий…
И запах сказочных цветов,
Несётся с радостного детства…

И твои локоны волос,
Всё вились как на море волны.
И яд сомнения пророс,
В ущелья скованные болью.

Я много думал о тебе,
Мой образ статуи богини…
Качая вечность на крыле
Светловолосой берегини.

Зачем я шёл назло ветрам?
Ведь моё счастье было рядом.
Я понял, что я всё отдам,
Чтоб стала ты, в душе мне стягом.


Лезвием, пронзая стаи белых лебедей…

Лезвием, пронзая стаи белых лебедей,
Светлые ладьи из запредельного огня…
Я стоял над берегом в тени родных ветвей,
Постучатся в небо мне, да не хватает зла!

В самом эпицентре разрушающих ветров,
Я бы прокатился по зловонным городам.
Ветродлаком Сварги и Семарглом напролом…
Я б, воспел помпезную балладу челнокам!

Как бы я хотел сиять штормическим цветком!
Человечью серость, поднимая на штыки…
Всё бы я отдал, чтоб обернутся в ветролом,
И вонзить в историю кровавые клыки…


Голос мёртвых

Я слышу голос из могильников курганов,
Я чую вереск с огнедышащих морей…
Подобно Туру, что рогами встал упрямо,
Иду я в зарево хтонических огней…

Драконокрылые драккары наступают,
Их паруса в сплетенье ветра реют зло.
Из Миклагарда в Гардарик веками тянет,
Туманы неводов и рабское ярмо…

Герои вечности придут к нам из легенды,
На возрождённый пан-арийский бастион.
Видар очертит руной звёздные системы,
И с силой страшною обрушит молот он.

Вы преклонитесь или сгинете бесследно,
И грянет межнациональная резня…
Мы поплывём по крови вашего теченья,
В раскатах грома Нагльфаром мертвеца.

Пронзают мраморные молнии всё небо,
И задрожит земля, и взвоет Ермунганд.
Над Брейдабликом умирающее лето,
Вновь осыпается на ветреный Мидгард.

И я в зеркальном отражении увижу,
Как тени прошлых битв вонзаются в огонь…
Я голос мёртвых из руин опять услышу,
Как шёпот ветра под осеннею листвой.


Только ты

Из огня-войны, полымя-крови,
Змеи к нам несли из тумана сны…
На тропе следы как рассвет зари,
И куда идти посередь зимы?

Колдовские псы к ведьме унесли,
Листья что весны жаждут и любви…
Под плащом тайги звери спят в тиши,
У брегов реки не цветут цветы…

Я скажу: что ты краше всей земли,
Чище гор-воды, слаще ветра мглы…
У хмельной луны я читал стихи,
Что в моей судьбе будешь только ты.


У святого костра Перунова

У святого костра Перунова,
На почтение и на поклон.
Мы пришли воздать честь всем героям,
Что погибли за отчий свой дом.

Растелилась трава перед нами,
Волхв зовёт на родимый погост.
Мы поставим дары пред богами,
На земле где лилась наша кровь…

Мы накормим духовною пищей,
Память веры далёких эпох…
Заклинает огонь чернокнижник,
Запускается в пляс скоморох.

Наше капище это всё небо,
Наша сила струится в громах.
Обожженная корочка хлеба,
Это труд наш святой на полях.

И Перуну, главе пантеона,
Бьём быка мы на жертвенный пир.
Насладись ты отец этой кровью,
Твою власть мы в бою укрепим.

За героев за Русь и за волю,
Ты учил до конца нас стоять.
Говорим мы тебе: будь спокоен,
Мы в дозоре! И нас не сломать!


Купала

На Купальский праздник выйдем
В ночь на озеро с тобой.
Как ты страстна и красива,
Воздух полнится гудьбой!

Славься бог Купала! Славься!
Разлетайтесь лепестки…
Наши руки – струны счастья
Выше к небу подними!

Выше к небу, выше к звёздам!
Чрез костёр мирских забот.
Мы скроим руками обруч
Поведём свой хоровод!

Трав волшебных ночь-плясунья
Заплетает в узелки,
Льются мёды, льётся сурья
Прочь с очищенной души!

Цедит круг солнцестояния
Свадьба прави расписной.
Славься бог Купала! Славься!
Славься бог Купала! Гой!


Рюгенские выступы

Рюгенские выступы
Скальный оберег.
Божии дружинники
Замедляют бег.

Край ты мой потерянный
Сказочный буян,
Из сказаний древних ты
Западных славян.

Пахнут ветры Балтики
Вереском и сном,
По брегам из жальников
Выставлен дозор.

А посередь острова
Гридница брячин,
Да утра пирует там
Княже Яромир.

Щиторубы вострые
На стенах висят,
С двух сторон отточены
Ковалем, блестят.

В огневище ратное
Им идти чуть свет.
Свентовиты данники
Ускоряют бег.

На ладьи пруживые
Сядут князь и рать.
Имя бога русского
Кровью укреплять.


Вервольф

Чёрная свастика чёрного солнца
Ты нам даруй вдохновенья в борьбе!
Спецбатальон боевого "Вервольфа"
Встань на оккультном посту-рубеже.

Демоны, бесы и полтергейсты –
Мы призываем ваш дух на раскат.
Злоба дробит кровью заревом мести
Вновь воскрешая убитых солдат.

В третьи, четвёртые, пятые волны…
Дух понесёт осквернённую плоть.
Чёрному богу всецело покорны
Мчаться рубить, убивать и колоть…

Гнев ослепляет уставшие трупы
Мёртвое солнце поднялось в зенит,
Вскинуты в древнем приветствии руки
Сумрак всё видит и сумрак не спит.

Тихо стоят ретрансляторы грома,
Скоро огнём полыхнёт вой раскат.
Только в тиши я почувствую снова
Веянье мёртвого неба их стяг.

Волчьи крюки вал террор-оккультизма
Ярко в луне отражают сталь рун…
Грозно встают под знамёна нацизма –
Пять гренадёрских дивизий Хельштурм.


Кровь страсти

Дерзать, сражаться, бить,
Сломать, разбить, сломить!
Плевать на сонм угроз,
Поднявшись во весь рост.

Смести венцом сонат
Жидов протекторат.
И в твердь угрюмых скал,
Вонзить десятки жал.

Поднять, восстать, ристать.
Сражаться, бить, дерзать.
Назад не отступать
Своё врагу не сдать!

Ты ранами раскос,
Но встань великоросс!
Как самый сильный цверг,
Грызи щит как Берсерк!

Пронзая вриль костра
Змеёй грози щипа,
Вонзи, пронзи, снеси,
Кровь страсти сбереги.

И в небо знамя ставь.
Как скиф врага безглавь.
Из черепов братин
Ты пей, ты пей мой сын.


Дивизии Вальгаллы

Дивизии Вальгаллы встают на рубежах,
Гримнир нас выставляет в порядок боевой.
Эйнхерию на грудь положит небо зонненрад,
Мы крикнем Хайль! И солнце нам кивнёт златой главой.

Безжизненные пустоши ущербных алых лун
Не скроют цверга мрачного в лагуне Гейрвимуль.
Взлетит бой, начиная грозное копьё Гунгнир,
И шаг дружин Асгарда сотрясёт прогнивший мир.

Саннгрид, Свипуль, Гёндуль и Гунн летят над битвой той,
Чтя волю норн чтя волю рун зовя героев в бой!
И страшно ржёт в доспехе весь суровый чалый конь,
Но Фьольнирдрейден наступает копьями в огонь!

Сражаться, чтобы умереть и умирать, чтоб жить –
Вот горна твердь высоких струн бригады Глайпсвинн.
Кто бьётся даже после смерти тех не покорить,
И вновь разрежет сизый мрак как факел Миольнир.


Встать с колен и победить!

Мы покрыты древней вязью
И орнаментом побед.
Мы варяги новой власти
Её истина и свет.

Милосердие и жалость
В нас вовек не пробудить.
У нас есть одно лишь право –
Встать с колен и победить!

Впишем братья кровью славу
В своды летописных строк.
Мы варяги! Мы вандалы!
С нами, правда! С нами бог!

Он не учит нас прощенью
Он безстрашен как Икар,
Его сила – честь и верность
Его имя – Русояр.

Чтим не вер догматы ржавость
Не клянёмся мертвецом.
Чтим живого солнца алость
Что рассеет мглу лучом.

У нас нет святых писаний
У нас нет священных книг.
У нас свод своей морали
Жить без страха, без вериг.

Покаянье и терпимость
В нас вовек не пробудить.
У нас есть одна лишь милость –
Встать с колен и победить!


Мир золота

Забытые победы, забытые герои,
А в мире нашем тесно как под стенами Трои.
Зажгутся росы в травах и встанут монументы,
Но всё равно найдутся контраргументы.

А я давно не ставлю знак равенства меж нами
Я твёрдо это знаю, что мы идём врагами.
Ты выстрелишь ли первый, а может, я успею?..
На миг горячей кровью межу свою согрею.

Ты знаешь, я не думал, что будет после славы
Быть может эйфория?.. а может покаянье?..
Но чтоб взойти в легенду, её, взяв в абордаж
Во что-то нужно верить, вписав судьбы вираж.

Не важно где свобода, но важно где Россия,
Готов я в жертву волю нести к её святыням.
Правей нас только стенка и это наше счастье.
Пусть лучше диктатура, чем алчное безвластье.

Мир золота не стоит и грамма белой чести
Он даже не достоин для нас быть правом мести.
У нас он вызывает лишь рвотные позывы
Как в древних наших предках у огнища Итиля.

Забытые победы, забытые герои,
Мы вновь восстанем плотным форпостом русской Трои.
Наш приговор для них звучит страшнее смерти:
Ушёл век скупщиков ворья, настала эра чести!

---------------------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North
http://s011.radikal.ru/i317/1010/7e/2db175cf5498.jpg

Неактивен

 

#10 2010-12-21 22:04:35

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед


http://www.rv.ru/photos/676.22/f09.jpg


Святослав Храбрый



Твой Дух призываю сквозь пепел веков…

Ширь хладных просторов зажёг оком вран,
И встал на дыбы в сердце памяти конь,
С ним в отблесках бармиц мой воинский клан,
Как трискель волков, кружит смерч посолонь.

В ночи я зову, император войны,
Тебя, будто встарь, глас набатом взревёт,
Былинное войско курганы-холмы
Хранят, то, что знало на вкус кровь и мёд.

Ты в верности клялся на рдяной заре,
Куя знаки чести, отваги и славы,
На южные сабли в кольчужной броне,
На Вы супротив шли слёз Жели и Карны.

Взмывая ввысь кречетом, долг свой исполнить
Ступали и помнили доблесть отцов,
Тебе, князь, шлёт Север изломами молний
Свет русской ярги, турью ярь храбрецов.

Твой дух – то летящий со штормом драккар,
Зарницею в длани блеснул каролинг,
В глазах отразив леденящий Утгард,
Где воли варяжской триумф славит тинг.

Наследник князей непокорной Руси,
Орлиной Гардарики царь – басилевс,
Пусть саги узор твою стать воскресит,
И душ новых воев коснётся твой перст.

Средь навьих урочищ сверкнёт Чёрный Хорс,
Да гроз колесницей взъярится мой край,
Я помню, что бог твой – не мёртвый Христос…
Перун – меченосец вновь крикнет: «Дерзай!»

Победы мистический свет не забыт,
Врезается в очи он рунным клинком,
Не спас каганат кровью поенный щит,
Когда осенил Итиль ворон крылом.

Я слышу во сне, слышу и наяву
Хвалебную песнь, что сложил тебе скальд
Славянской земли, переливами струн
Звенящих боян даль разит, словно сталь.

Пылай огнём воли, Руси славный князь,
Варяжских дружин боевые ладьи
Веди в чрево битвы, над сильным смеясь,
Сквозь пепел веков ты их мощь пронеси.

Твой путь озарён стягом солнца златым,
Где фибулы-звёзды парящих богинь
Встречают взгляд тех, кто идёт молодым
За землю родную, жён – вил – берегинь.

Где бестий Сварога поит сталь луга,
Где предков твоих воин-бог Свентовит
Безудержным плясом наносит удар
По ратям, круша их, как молот гранит.

По ратям змеиным, вражиным рядам,
По племени, что словом проклял ведун,
Где в сече главу положивших к богам
Магура несёт, песнью чтит Гамаюн.

Быть может, испил кровь-вино печенег
Из черепа-братины сына легенды,
Но не замедляют решительный бег
Кони Даждьбога, сиянья Победы.

Сольётся твой дух с жаром русских сынов,
Из ножен плетёных меч витязь достанет,
Их мысли – огнище, они – твоя кровь,
Как сокол Руяна, пусть стяг их воспрянет.

Мой князь – полубог, силы Сварги пример,
Я пью за тебя хмель суровых ветров,
Архангел Свободы, бунтарь – Люцифер,
Секирою бурь снёсший цепи оков.

Бессмертен триумф, так седлай скакуна,
Потомки поют снова гимны булата,
Кудесник и волк, твоя треба – война,
Что кровью багрянит над Русью закаты.

Как викинг, поправший златой Миклагард,
Вандал, вьюгой мчащий лишь в первых рядах
К драконам империй, в пожарищ разгар
Стрибожьим сыном – рыцарь-князь Святослав.
http://i028.radikal.ru/1012/0b/a318dd01b97a.jpg

Неактивен

 

#11 2010-12-28 16:06:56

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Master of Evil (Russland) & Winterblade (U.S.A.)
http://i048.radikal.ru/1012/75/98023f6c19ec.jpg
Northern Avengers


VOLH

Ashes of war on the snow trails,
Blood of eagle banners,
Dawns drunk with her.
Sorcerer's voice in the wreath of snakes,
Lightning zigzags in tribute to the chain of deaths.
Volh’s roar in the night,
Thunder forges swords by divination,
The face is the beginning of revenge,
The son is turned around by the cross of storms,
The son of blood of wolf’s eyes,
His hour had come.
By the banner of the North call the fierce race,
Take the storm’s black sword in your hand of war,
Hawk sees the victims,
The wolf jumps,
Meet with him sunrise,
With steel’s growl.
The Black and Red march is the song of bygone days,
As the battle wizard sows the death moan,
The gravity of gray paws to the icy ground,
Werewolf’s enemy,
Do you hear the pale fear.
The call of the White race,
A loud roar,
The call of gray gods,
Of the crosses flame,
Traces of the ashes of their struggle in the twilight,
Their dawns drunk with gaze of eagle,
Where the forest's fire makes the race's enemy pale,
Drawn blood sign,
And darkness rages.


White World

From the North’s Glory singing storms
Burst into the depths of savage graveyards,
In racial chaos,
White and proud,
Come and tear off the scab of black blood.

In puddles of the dust of ideologies
Asian nations,
The monkey’s flesh
Of blacks, semites,
With tormenting stink
In the veins rot the elements of the flaws.

Where our shout of victory resounded,
In fear a jew is running - a bolshevik,
Away, the commissioners,
You will never return,
Aryan fire in the pure blood swelled.

Pus of communism,
Of rootless religions
Rallied the hordes;
The space of Oskopnir
Convenes solid rulers in the battle
To pull the red heart of Fafnir.

Aryan Empires are full of greatness,
Stories of the world,
Arrows of progress,
In the field of the right with vortex of storm
In the battle for the race famous is the white Warrior,
Sweeping brutal mountains,
Brilliantly snows illuminate spears,
Rivers, fields and granite ranges
Sing songs about sacred Europe.


By Superman’s Step
 
Walking along the trails to the top
Of greatness and glory,
To the divine images,
Mental clarity, as a torch,
Lights with a solemn victory.
Defying meanness,
Trample shit in the eyes
Of savage rabble with boots,
He who is acquainted with height,
Would sit in the gods as a Superman.

Destroying black stones with The Hammer,
Which are pulled down into the swamps and puddles,
The soul will open the gates into the castle,
Into the halls of heaven,
Where women and men
Are full of valor, without fear of hearts
Before the bottoms, wormy deformity,
Gods, superhuman will give a crown,
That will mark only the power of right law.

Drunk with false freedom,
With temporary happiness of vile whims,
Became a cockroach, a meaningless fly,
Will not resist the daring will.

Condemning all the average,
Severe battle under the clouds
Not the last which awaits the warrior,
Will cut of the fates of the heartless with blades.

Washing the swords of power with blood,
He rises higher and higher,
Knowledge, the strength will meet him with that passion,
Which slept in a long twilight niche.
Bastards’ death forged by hammer,
The growl of thunder frightens the sheep,
In clouds of retribution of the dreadful Raven
Lightning of steel draws their end.


Wotan With Us

Amid the fog of the world He soars as an arrow,
Swift-footed horse’s gray rider,
At the gates Valgrind Master of the names
Overshadows with a spear the daughters of the battle.

Gladsheim’s Lord,
Allfather of the Worlds,
Hanged man’s Prince
And runner from peace,
Hlidskjalf dethrones the misery of the worthy -
Of Ygg’s chosen,
Of the fierce warriors.

Daring by perfidy,
Burning by perseverance,
The snake protects His Runes,
Carved in the stones,
On the roads of the forests and on the waves of the seas
The eyelids of the throne of the gods will shine stronger.

The riverbed of battle cannot be calmed,
Praising the ravens,
Drinking honey,
To behold the kingdom of Valhalla, drinking the wine, -
The last stronghold for the Aryan banners.

We kindled the fire of this battle,
It’s time to deprive the nightmare his halo,
The stars of Asgard’s cover shine brighter,
In His helmet glitters the eternal symbol of the Worlds.

Hail, Parent of serene As,
Hail, ruthless Avenger to the victim,
Magic Messenger,
The one-eyed Sage,
That sharpens the edges of the Universe diamond.


Bonus:

The Blazing Sword of «Werewolf»

Do you understand,
That’s disaster of your Fatherland,
And winter’s frost likes bloody stories
In the black fire of glory.
Panzers roar in the night,
Aryan blood calls to fight
In the lightning of Death’s Head.
You will see life in the death.
From the ground take your sword,
From the Heroes – thunder’s word,
Rune of victory calls to win,
Your dark angel has no sin.
Fight for freedom, fight for pride,
Werewolf howls, sheep cry
In the flame of burning hopes,
In the ice of gravestone’s notes.
When you’ll understand,
That you must fight for Fatherland,
You’ll not have another choice…
Hate and War, right thunder’s voice.

Неактивен

 

#12 2011-02-13 17:15:17

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед


http://s47.radikal.ru/i116/1102/8c/4ab1f2c39cf3.jpg


Hirdman




Деянье Гнева Молний

Топчется стадо на пастбище слёз,
Деяний пустых воздвигают колосс,
Их меркнут глаза, как немые огни,
А ты иди в бой, умываясь в крови.

Зачатые в праздника пьяном бреду,
Рождённые чтить не царя, а слугу,
История их не узнает имён,
Но ты зри туда, где оскалился гром.

Смотри, глупость ветром летит в паруса,
Смотри, на щеке алой стала слеза,
Смотри, как они разбивают мечты,
Сменяя тепло на мороз пустоты.

Кружатся эпохи одна за другой,
Ряды мертвецов увлекая с собой,
Забвенье рабу, славен будет герой,
Чей дух через время зовёт тебя в бой.

Их чада сгнивают в утробы плену,
Как дряхлая плоть в деревянном гробу,
Пылают глаза, как хотят жить они,
Травя саму жизнь во своей же крови.

Родил тебя свет, моя тень, ты черна,
Объявлена снова святая война,
Ликуй среди смерть разносящих ветров,
Среди брустверов из тел моих врагов.


Пощады не будет

Наши боги не распяты на кресте,
В их десницах сжаты молот и копьё,
Мы идём по умирающей Земле,
И девиз наш – это «Каждому своё».
Не к лицу нам перед богом падать ниц,
Пустобрех для нас и жрец, и проповедник,
Меч войны поёт под крик зловещих птиц,
Между богом и людьми он наш посредник.
Мы несём на копьях ненависть и страх,
Мы забыли белый свет из Брейдаблика,
Блеском стали освещая путь во мрак,
Мы идём, хирдманы страшного блицкрига.
Возвращаемся мы в вечной бойни холл,
Оружие из рук не выпуская,
Смерти ясеня в душе окрепнет ствол,
Вихрем чёрного огня мир выжигая.
Слышишь голос наш, отец кровавых зорь,
Мы идём, мы никого щадить не будем,
На пиру у жалости пляшет огонь,
Подарив клинок берсеркера сверхлюдям.


Asgardreiden

В коптящие гневом глаза посмотри,
В их красных узорах возмездье узри,
В отравленный мир по золе ты иди,
Пороки его болью в прах разотри.

Кровью за кровь, плетью миру удар,
Ты ещё юн, но душой уже стар,
В проклятиях войн с неё жнёшь ты кошмар,
Безумец, что смертью живёт в своих снах.

Кричи – не кричи, ночи сталь поцелуй,
Глупцов заблужденья на плахе смакуй,
Из раны течёт хаос жертвенных струй
В закат храбрецов, деву – смерть поцелуй.

Пусти по ветрам злости крик в небеса,
Орланом бушуй, на могилах сплясав,
Пусть местью наполнят шакалы глаза,
Их в пепел кровавый низвергнет гроза.

В огнище триумфа, поправ бремя ран,
Ты в душах холодных поднял ураган,
И мразь, что пустила в тебя бумеранг
Судьбы, узрит гибель несущий Фолькванг.

В коптящие гневом глаза посмотри,
И в их паутине ты вечность узри,
В поруганный мир по костям ты иди,
Вершитель судеб, воспари и умри.


Пусть

Пусть душу мне рвёт полуночное небо,
Наполнив её хмельной брагой надежд,
Пусть образ любви в искрах белого снега
Навеки останется девственно свеж.

Пожар воспылал выше звёзд на мгновенье,
И каждый наш день, каждый час, каждый миг
Я помню, как первое прикосновенье,
Огонь двух сердец, он один на двоих.

Пусть мчится корабль под раскатами шторма,
Наш рай не останется просто мечтой,
Все волны-преграды сечёт пускай гордо
Киль воли безудержной нашей с тобой.

Не гложет тоска пусть жестокой разлуки,
Своих Всеотец не бросает детей,
Я в мыслей полёте возьму твои руки,
Как ясны они, тени радостных дней.

Во сне загляну в эти страстные очи,
В длань прядь положу золотистых волос,
Клич нашей любви, он всё громче и громче,
Ей, птице свободной, не лить горьких слёз.

И это не только лишь добрая память,
Я клятву даю, мы пройдём этот путь
С тобою, Валькирия, точно я знаю –
С него не позволим себе мы свернуть.

Пусть душу мне рвёт полуночное небо,
И пусть распинает пока меня грусть,
Январь обручал нас в мерцании снега,
Под руку пойдём мы за ним, слышишь… Пусть.

Неактивен

 

#13 2011-03-07 17:59:55

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед & Wotan’s Soldier



http://s009.radikal.ru/i307/1103/0c/3cd5025d266a.jpg



Гимн Одиночеству в холодном Безмолвии



Cold

In the northern woods
where snow abounds
death abounds
life abounds
there rests a dark spirit
as cold as the air around him.

Spirit of many made as death of one
his death is and is not
dead and alive
he is waiting for his death, or is it his birth,
so that he may live, or maybe to die.

Wonderful and terrible
life-filled and lifeless
awaiting the renewal by blood
awaiting the renewal by death
this sad spirit demands to die
this sad spirit starts to cry.


Ульвдалир / Ulfdalir

Блистающих вьюг серебро…
Лесов обаянье черно,
И там, где бушует души рдяной варг,
Смерть в длань берёт веретено.

В рассвет занесён путь пургой,
Никто не вернётся домой,
Где сталью кровавой поёт Ульвдалир,
Во тьму пал последний герой.

Здесь всяк одинок средь борьбы,
Что скальда звон льдяной струны,
Который несётся в простор Йотунхейма,
Где льды от слёз жертвы рдяны.

Над реками скорби легко
Те льды треснут, словно стекло,
И, всё потерявший, в забвенье скиталец
Уйдёт, бросив к берегу взор.

Иди на тинг бездны со мной,
Гонцов Хель услышь хриплый вой,
Где Фимбуль и Хрид рассекут лицо Сьёвн,
В рассвет занесёт путь пургой.

Блистающих вьюг серебро
На рунах расплавлено в кровь,
Ей висы печали сложил с болью Улль,
Срывая лжи броский покров.


The Northern Snows

Were they really here
or was it just our desperation?
Did we really rise that high
or was it just an unrealized aspiration?

A desire to survive,
a desire not to die
a desire to be great again;
that was nurtured by them.

Or was it just our desperation,
an unrealized aspiration?

They rose with greatness,
pride and glory,
their banners high and mighty made us
and o'er the whole world was told their story.

Or was it just our desperation,
an unrealized aspiration?

They made paradise on this Earth,
surely of another world.
They gave our race a brand new birth,
and showed us our full potential unfurled.

Or was it just our desperation,
an unrealized aspiration?

Did the pride they not show?
Did the seeds they not sow?
Was the Earth not made a better place
just to see our saviour's face?

Were their dreams all but in vein?
Were the deaths all but meaningless pain?
Will we not defeat our enemy
to rise again into glory?

Was it truly mere desperation?
Nothing but an aspiration?
Was it truly mere desperation?
Nothing but an aspiration?

The northern snows fall over their graves,
the world forgets the blood they gave,
but we remember, in order to save
our race's glory from its grave.

It is the truth, when I tell you now
that the Reich lives on; it's still as proud.
Its citizens live in a spirit-land
awaiting the worthy with an outstretched hand.

Be this spirit an astral realm,
be this spirit only our minds,
they live on either way as well;
the Holy Reich, it never dies...

...and the northern snows fall...


Rassengeist

В раскатах Доннара
Зри духа сиянье,
Ты в пламя пожаров
Швырни покаянье.
Оскалом Дракона,
Империи шквалом
Сталь режет законы,
Врагу снясь кошмаром.
Она непокорна –
Земля ярых бестий,
На зов Гъяллархорна
Роды встают вместе.
Словен иль германец,
Варяг иль крестьянин,
Арийский повстанец,
Стели путь костями
Врага по долинам,
По чёрным полесьям,
По волнам Эгира
Крылатою бестией.
Гони беспощадно
Туда, где им место,
Секирой вандала
И Одина перстом.

Ариец, ты белый,
Творец и хозяин,
Путь траллу в пещеры
Забвения чаян.
Где молнией тучи
Пробьёт воля Игга,
Твой меч будет пущен
В торнадо блицкрига.


The End of Life

Black warriors from the North
slayers of the universe
destroying all our enemies
slaughtering the worthless ones.

Burning this useless Earth,
now you see, our time has come
end of the old age,
now a new Aryan reign.

Useless pigs slaughtered with the sword,
howling death, burning world
endless fucking pouring blood
your war for a better world.

See the death riders on high
blackness fills the hellish sky
murder for a higher cause
to sit in the holy Valhall's halls.

Nature burns, to live again
once destroyed, much is gained
the filth is executed in the streets
traitor families brought to their knees.

Treacherous women burned on stakes,
sacrificed to Ygg above
those who betrayed their holy race
will sit with Hella below.

Blackness is the fucking sun,
blackness is the holy one
blackness is the damned, burnt Earth
blackness was my soul from birth.

Now this planet is destroyed
all that did not join us died
the fence-sitting pigs, concerned with only their gold
they took Helway's road.

Burned alive, at the stake
the war is done, sunlight breaks
through the clouds, high above
only left the chosen ones.

New, holy Aryan dawn
now we see the truest sun
now the Christian plague is gone
Sieg Heil for our Aryan dawn.


Верности Путь избирая…

Упади со мной в жерло пылающих чувств,
Мы сплетёмся на ложе из талого снега,
Локон твой золотой соскользнёт с моих уст,
И сердца нам скуёт бесконечная нега.

Мы едины с тобой парой белых волков
Или воронов чёрных, кружащих над прахом
Родимой земли и собачьих клыков,
Что мы били мечом до предсмертного взмаха.

Освящён наш союз синеокою Фригг,
Обручённые мы духом, кровью и почвой,
Моей юности страсть ты себе забери,
Обнажи её жар ворожбой зимней ночи.

Не иссякнет родник наших жертвенных ран,
На алтарь мы упали растлённого мира,
Только миг лишь один нам отпущен и дан,
Озарённый в лучах Чёрным вещим светилом.

Нашу волчью верность и орлиную честь
Никогда не попрать блудникам и блудницам,
Наше золото – Солнце, молот Тора – наш крест,
Это время любви – наша гроз колесница.

Неактивен

 

#14 2011-03-12 07:27:03

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед
http://s008.radikal.ru/i303/1103/26/385bda8e66e6.jpg
Lost Fatherland



Intro

Смотря вокруг, что видишь ты?
Быть может, лучше пустота?
Горят к достоинству мосты,
Пылает ведьма – красота…


The Forest of Silence

Здесь в полночи ворон расправит крыла,
Здесь сосен вздымаются копья сухие,
Где чудятся прошлых веков письмена,
Там волоты – ели претят крестной силе.

Свет месяца тусклый размыл пелену,
В которой скрываются призраки павших,
Обломки клинков, тех, что помнят войну,
Юнцов – мертвецов она делала старше.

Нельзя сюда просто войти и забыть
Язычных времён черепа на погостах,
Отца волкоглавых конь встал на дыбы,
И молоты судьбы куют венценосным.

Нельзя не почувствовать холод могил,
Тех, что в виденьях мерцают пред взором,
Этого леса мрак жизнь отразил
Славы ушедшей великих народов.

Иди, заблудись в нём, пади и усни,
Возьми в длани меч, подо мхом погребённый,
Под свист хищных птиц гордо встанут они –
Герои, испив кровь из ветхих шеломов.


Fatherland
(песня группы «Темнозорь», авторский перевод)

Отечество - трагедия,
Что писана в снегах,
Отечество - поэзия
В кровавых письменах.

Здесь ночи одинокие,
В них холод, осень, дождь…
Объят край дымкой горькою -
Зимы и боли нож.

Отчизна - призрак Белого,
Клянусь, ему б убить…
Да, Родина, я ведаю -
Убийца будет жить.

Крест кельтский в стяге Севера,
Когда цвета мертвы,
Отечество - мистерии
Там, где небес обрыв...


Skald’s Runes in the Last Night

Туман серым пеплом обнёс его плащ,
От скорби бог чести упал на колено,
Последний вой ветра побед и удач
Вторгается в сердце стрелой из омелы.

На пнях, что росли деревами в былом,
Багряные руны сечёт стихотворец,
Он жертва жрецов, что крадут божий гром,
Он их обличитель и зеркало горя.

Узри его резы, услышь его слог,
На мир тот смотри, что ликуя он предал,
Кровь бранных речей омывает острог,
Где души клянут черни злую победу.

Поёт стихотворец под воронов грай,
Дрожит голос ночи, взлетая над лесом,
На капища камне ему умирать
В затишье, пустив по ветрам строки песен.

Черна колыбель полумёртвых лесов,
Где шепчутся духи кольчуг проржавевших,
И бьют барабаны шаманов – певцов,
Гремя эхом славы столетий ушедших.

И вдруг ничего, только пепел и гниль,
А тлеющий уголь предательски греет,
Ты, ветер ночной, его прочь унеси,
Чтоб гладь чешуи не прожгли себе змеи…


Come, Dreadful Ygg
(песня группы «Walknut», авторский перевод)

Посетил воздух снега морозного дух,
Сны того, кто повешен на сумрачный дуб,
И воронов слышится древний язык
Проклятьем: «Приди, ужасающий Игг».

Где лес старых сосен пронзил неба твердь
Изломами рун, означающих смерть,
Закат отразился багрянцем крови.
Явись, лютый ворог, явись, страшный Игг.

Ведьма зимы гонит хладный туман -
В недрах ночи стихотворный роман,
Подвиги Норда на ветрах семи…
Ну же, убийца, явись, страшный Игг.

Изрёк твоё имя мертвец в белом поле,
Личина под навьими красками Йоля,
С лицом, что сокрыто зимы образами,
Приди же, узри мир людскими глазами.

Твоё имя призрак испустит на волю,
Раскрашенный вапью волшебного Йоля,
Зима в этом лике, как ужаса мерзость,
Приди, чтоб рукам нашим горло разрезать.

Вервольф разорвёт криком ночи раздолье,
С лицом, разукрашенным магией Йоля,
Ты маску пугающей стужей раскрась,
Ты тот, кто живет вечно в каждом из нас...


Northern Lights
(alteration)

Где сосен под росами звон,
Солнца конь восходил огнекудрый,
Под звёздами рощ слышен стон,
Когда мрак их опутает мудрый.

Где воды рассветом испить,
И йотуна грудью вздыхая,
Лёд закатным огнём растопить,
Сталь угрюмую крепко сжимая.

Где ветер ладьи расписной
Согреет сердец хладный брег,
Небо тучи укрыли стеной,
В них тлеет родной Остенвегр.

Могучие станы богов
Охвачены гневным туманом,
Земля лютовавших снегов
Опутана вражеским станом.

Пожаром великим объят
Край воинов сильных и гордых,
Последний кровавый обряд
Веригой сковал непокорных.

Но веку на век не бывать,
Вновь руны в мечах засияют,
Вновь волчья пробудится знать,
Великие сон покидают.

Где Север сияет лучом,
Играется вольная птица,
Пусть света небесным ручьём
Омоются древние лица.

Неактивен

 

#15 2011-03-19 21:11:05

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед

http://s58.radikal.ru/i162/1103/84/112cb7ba3d7c.jpg

The Spear of the Will


Ось Духа

Там, где огонь раздувается ветром,
В бездне, где вихрь зарождается шторма,
Голос Верданди летит ярым вепрем
В душу мою, в жар кузнечного горна.

Слово, рази, бей, пощады не зная,
В клочья рви клети истлевшего мира,
В леса туманах совьют варги стаю,
Слово, ты пасть их и воля Гунгнира.

Там, где грохочет метель речей скальда,
В хаосе, режущем молнией бури,
Голос Верданди сплетается с далью,
Скалится вечность, и лик вельва хмурит.

Слово, лети волкоглавою свастью,
В клочья рви узы Миров лютым враном,
Ты – остриё копья Игга и власти,
Слово, чьи промах не знают удары.

Там, где родится клинок вероломства,
В холле, где пламя с пургою завоют,
Голос Верданди пробудит погосты,
Драпой Квельдульфа взревев над Землёю.

Слово, ты ось копьеносного духа,
В клочья рви нищих мечей брани смерчем,
Ты – жизни дева и смерти старуха,
Слово исторгнет своей волей Вещий.


Девы Воительницы

Вы смотрите из облаков,
Где ветры носят снег и дождь,
Альфёдра жрицы, тенью в кровь
Вторгаясь нищих и вельмож.
Вы из-под стали вранокрылых
Шеломов зрите дуновеньем
Зимы, что златым косам мила
И рокова прикосновеньем.
Летите, всадницы Вотана,
Насытьтесь всласть от ран сражений,
Крыл лебединых свет обманом
Всегда мерцал в глаз отражении.
Вы в драпах скальдов непорочны,
Вам ласки хмель сулила Урд,
Но в брани копий полуночной
Вы что секущий Ясень Сурт.
В коварстве лик очарованья,
Труд, Хильд, Хьерфьетур и Рандгрид…
В дождях из стрел, в огне сознанья
Рассветом битв ваш стяг горит.
Под белоснежными конями
Узоры росы разведут,
А где-то рунными мечами
В умбоне высек враг Валькнут.
Из облаков смотрите вы,
Как упадет дружин хирдман,
Пустив клинок в длань синевы…
В плену у ран варяг – норманн.
Вы под забралом синих глаз
Встречать не сладились извечно,
И распрей мил душе рассказ,
Где так трагедии беспечны.
Я чести, верности хирдман,
Паду, как тень, под рдяный дождь,
Ликуй, Вальхалла и Фолькванг…
Не щадя нищих и вельмож.


Кровавая Память

Под небом свинцовым зардеют знамена,
В атаку волков поведет щитоносец,
Где в грохоте панцеров снова и снова
Крылатые ветры их в небо уносят.

Трот в битву зовет тень свирепого Волка
В мистериях хвойных холодных просторов,
В их распрях братаются Сигурд и Вольга
Средь рева моторов и блеска затворов.

Железного Райха орлом – апогеем
Срываются воины легенд и сказаний,
Империя стали в зловещем знамении
Рвет времени марь ледяными глазами.

Мы ринемся в бездну борьбы и трагедий,
Броней новых лат попирая руины,
Кресты наших панцеров знаком победы
Несут вспышку Мьёлльнира воли и силы.

На лезвиях предков-героев заветы,
Пожарища мести, закона и правды
Пылают все жарче. Священна вендетта,
Ей в жертву бросает тень мёртвые главы.
 

White Thunder Roars
(песня группы «Темнозорь», авторский перевод)

Грома раскаты и молнии,
Встают против неба леса,
Звездные воды холодные
Засветятся в синих глазах.

Заката сиянье пунцовое,
Свята наша чистая кровь,
Брега ожидают крещеные,
Ждут нас где-то там, далеко...

Броне будет вечная слава,
Молота древнему знаку,
На ниве убийств и пожаров
Белого грома раскаты.

Их храмы дотла выжигая,
Земле полымя разрушенья,
Отец битвы нас призывает,
К войне нас зовёт и сраженью.

К захвату, борьбе, мародерству,
К венцу триумфальных походов,
К мудрости, силе, упорству
Есть воля великого рода.

Броне будет вечная слава,
Молота древнему знаку,
На ниве убийств и пожаров
Белого грома раскаты.

Славы мы белые дьяволы,
Встают против неба мечи,
От крови рассветам быть рдяными
Сынов, утонувших в ночи.

Пока тьма над миром сгущается,
Свята еще белая вапь,
Один цвет, который мне нравится,
Им ночь буду я рисовать.

Броне будет вечная слава,
Молота древнему знаку,
На ниве убийств и пожаров
Белого грома раскаты.

Вечность зовет нас победой,
Голосом в нашей крови,
Сыны берегут правой верой
Доселе легенды свои.

Безумием нам отзвучала
Эпоха, но все ж верим мы…
Смерть впереди иль Вальхалла,
Сталь наших клинков и мечты…

Броне будет вечная слава,
Молота древнему знаку,
В день Рагнарёка оскалом
Белого грома раскаты.


Watch The Falcon Fly
(песня группы «Темнозорь», авторский перевод)

Как сумеречный волк,
Чрез годы злой беды
Языческих грез сон
Ты кельтской тронь луны.

Восходит Солнце Чёрно,
Туман и ночь здесь правят,
Кровь варварская в шторме
Языческих войн стали.

Взлёт сокола узрите
В бескрайность небосвода,
Борьбы славь знак в граните,
Металл войны народа.

В блужданиях души
В железном чреве леса
Поэзией дыши
На северных рун резах.

Восходит Солнце Чёрно,
Туман и ночь здесь правят,
Кровь варварская в шторме
Языческих войн стали.

Взлёт сокола узрите
В бескрайность небосвода,
Борьбы славь знак в граните,
Металл войны народа.

Сталь с кровью крепят клятву,
Присягу сердца-стали,
Испей мёд брани жатвы
Из звездного Грааля.

Посеяв гнева пламень
Рыцарь расы высшей
Могущества по праву
Железной дланью пишет.

Из древнего полесья
Вервольфа страшен культ,
Здесь Холокосту песни
Теней полки поют.

Восходит Солнце Чёрно,
Туман и ночь здесь правят,
Кровь варварская в шторме
Языческих войн стали.

Когда встанет Европа,
Узри грядущий шторм,
Смотри, сокол в полете…
На войн стальных простор.


Motherland Ostenvegr
(песня группы «Walknut», авторский перевод)

Северной крови однажды
Смерти познать и трагедии,
Все лишь в души твоей тяжбе -
Призраки в ней и мистерии.

Под стягами серого неба,
Где гордость воспел свою сокол,
Что гложет твоих снов железо,
Отчизна, Дорога Востока?

Бескрайними стелешь полями,
Туманом и лесом страшащим,
Курганными рек берегами,
И осени ветром свистящим.

Давно чьи-то песни забыты,
Людские в грязь втоптаны кости,
Мечи, шлемы ржавчиной крыты,
Могильный дух полнит погосты.

Могучие шепчут дубы,
Гласят мне старинные тайны,
Тон злой, что у тел гробовых,
Нетленны их воспоминанья.

Северной крови однажды
Смерти познать и трагедии,
Все лишь в души твоей тяжбе -
Призраки в ней и мистерии.


Grim Woods
(песня группы «Walknut», авторский перевод)

Мрачны леса земель Севера мёртвых,
Где духи лишь торят заросшие тропы
В закат над камней перепутьем простёртым,
И где рвут менгиры еще горизонты.

Месяц рогатый льет звездное горе
На серебро глади кристальных озер,
Титаны-руины где в сонном дозоре -
Вьют призраки прошлого славы узор.

Стоят леса, словно хранители стари,
Шеломы их ржавы, ввысь тянутся копья…
Немые, что зрели тьму жертв ритуальных,
Ветра колдовством разрождаются впотьмах.

Заросли с эхом ужасного крика
От проклятых капищ истерзанных душ,
Врата древней мудрости крепко закрыты,
Забыты и заперты на крови ключ.

Вянут леса хладным сердцем людей,
Им вместо ответов, как прежде, пустоты,
Тем, кто не помнит своих уж корней,
Где духи лишь торят заросшие тропы.
http://i010.radikal.ru/1103/70/6aaabcb6b2a8.jpg

Бонус:
=>Гимны и Марши Братской Войны (Переводы - Вратислав)<=

Неактивен

 

#16 2011-04-07 16:39:19

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед & Wotan's Soldier


http://s007.radikal.ru/i300/1103/4b/a9117a17ab33.jpg


Ведовством Зла | By the Witchcraft of Evil



Silence and Death

The silence is horrible
the silence tortures me
when I cannot speak
what's truly inside of me.

A tomb is it like
inside my life
with no outer contact
all is secret.

The death, it is like
a pestilent disease
killing my soul
a foul graveyard breeze.

The silence is a horror
within which I live my life
yet silence must I keep and have
to keep me free of strife.


Живи Горя Умри Пылая

С копьём стоит тень на холме,
Поёт ей песнь воронья стая,
Жаль, слов не слышно их луне:
Живи горя, умри пылая.

Иду под взором тени той
Я каждый день, взгляд чуя злой,
Доносится мне хохот вслед,
И я смеюсь, ведь страха нет.

Кровавой сечи мастер жив,
Бросает ворон молот-гром,
Из войн Грааля дух испив
Не буду я впредь побеждён.

Поднявший меч даёт обет
Идти сквозь шторм, не отступая,
В глазах моих испуга нет,
Живи горя, умри пылая.

Старик стоит весь в искрах гроз,
И нет любви, есть лишь мороз,
Гнев распрей, что летит за мной,
И я смеюсь, взгляд чуя злой…

В изломах рун дух чёрный смел,
Из братин крови испивая,
Стал мне известен мой удел:
Живи горя, умри пылая.


Готский Клинок

Штурмует отчаянный варвар
Просторы волшебной Европы,
Блистают булатные гарды,
Иссечены рунами гроты.

Братаются руги, вандалы
В рассветном фолькштурме Вотана,
Несут девы копий в Вальхаллу
Мужей исполинского стана.

Осветит героям преданий
Путь Солнце в даль ратной заслуги,
Тревожит меч крепкие длани,
Моря секут быстрые струги.

Вторгались прибоем в Империю,
Сам Рим роковой знал удар,
Над Мирквидом зори напели нам
Про Ойум и град Археймар.

Пробудит вран тёмны дубравы,
На глади кленовый листок
Озёрной чуть дрогнет, как правой
Войны сверкнёт сталью клинок.

Орлом распрямляется варвар,
Страшат сталактитами гроты,
Куют вновь во славу Асгарда
Мечи непокорные готы.


Анклав Мира Мёртвых

Волк режет когтем руну смерти,
Жгут душу мне звёзд мириады,
Кричат истерзанные дети,
Там, где воскурят фимиамы.

Над острым шпилем зиккурата,
Над бездны королевством смерч –
Конь чёрный Дьявола – аббата
Сломал копытом божий меч.

Упасть на руку алой капле,
Рассечь ночь кличем слизких гарпий,
Стать князем лунного спектакля
В кругу серебряных мечей.
Открой в могильный холод дверь,
На плоть раба низвергни плеть,
Знай, сильных тоже любит смерть
В объятьях нежных упырей.

Ты мчи, мой черногривый конь,
Пусть каждый будет побеждён,
Тел разлагающихся вонь,
Будь знаком тем, кто обречён.

Гомункул сжат в стальной руке,
Суккубов пляс в огня реке,
Под смех струёю на клинке
Кровь божья сладостно текла.
В анклаве свой пылает мир,
Храбрец ты или дезертир,
Твою жизнь в длани взял вампир,
Что в чаше хрупкого стекла.

Наш Эрос, ведьма, в рунах смерти,
Жгут души свеч нам мириады,
Мы – монастырский воздух спертый,
Руин ночные фимиамы.

Мой черногривый конь, ты мчи,
Поправ кресты фальшивой власти,
Мы вскинем к тучам гроз мечи,
Плебейский мир порвав на части.


The Face of the Moon

His rays shone upon the Earth
a god high above,
as if he were some astral rider
in Yggdrasil's branches, as a dove.

The keeper of the sun he is
when Sol sleeps below,
and a magic sign to us
for what we'd wish to know.

He holds the key to secret lore
but hides it very well.
Only the wise and knowing ones
can know what he can tell.

Under the sign of Runic marks
in a field in the night
the Pagan masters stand about
under Mani's light.

They weave their magic to gain his wisdom
and learn what he doth know,
to gain advancement of the folk
and the seeds of glory to sow.


Ведовством Зла

Здесь грохочет безумство кудес,
Учит сейду в огне зарниц Фрейа,
Христианский сгорел дотла крест,
Ночь – рогатый шелом Арктогеи.

Слились краски на снежном холсте,
Вглубь сознанья уходят фигуры,
Труп висит, его кровь на копье
Псов войны колдовской диктатуры.

Дремлет лес, что ночной Вевельсбург,
Не спасёт блеск серебряных лезвий,
Ведьмы пустят убийственный дух,
Чёрный орден ульвхеднеров – бестий.

Вены рвутся, бьёт крови фонтан,
Лес за спинами не многословен,
Смерть чурается слова «обман»,
Перед ней каждый вправду свободен.

Зло с раба скинет цепь ведовством,
Псов войны бодрит кровь Холокоста,
В туман ведьма швырнёт свой шелом –
Подавиться земли чужой горстью…

Кости варятся в чане войны,
С ними бог и распятый спаситель,
В полнолуния все голодны –
И актёр, и зажравшийся зритель.

Ведьме вечность топить свою печь,
Падаль рвать сизым псам и воронам,
Башней замка сосне тучи сечь,
Душам волчьим выть в чёрных узорах.

Где грохочет безумство кудес,
Солнце молний давно уж не греет,
И железный расплавился крест,
Да смеётся в дыму Арктогея.


Isengard of My Heart

Смотри, взирай из туч стальных,
Гони, карай и убивай…
На струнах грёз дрожал мой стих,
Летевший сквозь сосновый край.
С небес надменный спустишь взор,
Но мне не страшен твой укор,
Злокозненный дух одинок,
Сам себе воин и пророк.
Мне саван сшей руками дев,
В мече узреть дай лебедей,
Ты холодна, что зимний гнев,
И всё же нет тебя теплей.
Ты одинока, как и я,
Хранят свет слёзы янтаря,
Сколько ночей рвёшь тёмный дух,
Обагрив мыслей снежный пух.
Во тьме мир полон дивных мест,
Да тем, кто спит, Луна чужда,
Но сердцу ты – умбон щита
Тому, кто сбросил чуждый крест…


Ирминсуль Чёрной Души

Туман не скроют вежды штор,
Как Муспельхейм небытия,
Души костёр в даль сеет мор,
Где рвётся панцеров броня.

Цвайхендер гроз пробил миры,
Волне слезу смывать с лица,
Когда корабль людской игры
Ко дну утянет храбреца.

Душа багрянится зарёй,
Усеяв мёртвыми поля,
Небес разорванной бронёй
Ульвхеднер тинга звал меня.

Попрёт пусть глас веленье Скульд,
Гортань в кровь драть, восславив шторм,
Дух свистом бронебойных пуль
Сжёг вежды штор, что прячут мор.

Где в буре крейсер и драккар,
Где рокот танков, звон кольчуг,
Раскат мечей и алебард,
Там Ирминсулем взрос мой дух.

На мох могил пал лунный свет,
Что красит пепельный туман,
Крест сложат нож и пистолет,
Свят будет крови океан.

Убийцы тень на веждах штор,
Почувствуй страх небытия,
Собакам волк подарит мор
В пучине чёрного огня.


Nordic Lands

Frozen forests
deep in the north
Ymir's clouds
drift in the sky.

Blankets of snow
cover the frosted ground
as all of Nature
begins to die.

The Northlands' call
to their people is loud
we command the frost
and power of blood.

Bring the lightning
from Mjölnir above
White snow cleansed
of racial mud.

The frozen peaks
of the mounds of Norway;
the green, rolling hills
of Ireland's light.

A winter so cold
mountains so mighty
beautiful death
comes in this night.

Sorcerer atop a frozen peak
Runes laid out before him.
He calls on the gods to give him sight
and seeks that which he wishes to know.

Runic magic, Runic calls,
spells of magic of Sacred North.
Frozen Runestreams weave the world
changes carried on the snow.

So know the freezing, holy North
know its howling call.
Your death in my lines is become art
and Rune wizardry my all.

Skaldic, whirling, howling ice
it stings your beliefs and life,
but when the truth is become known
you'll know that I was right.

So stand yourself afar a-north,
and love the freezing snow;
forests upon the mountainsides,
life abounds which you cannot know.

And in the sky, the Northern Lights
permafrost in the ground.
Your heritage is your inheritance,
its meaning so profound.

So remember your ancestors and their war
remember the ancient strife.
Become a fighter within the Runes
and bring us our new life.


Леса Хвойного Райх

Пускай лицо изрежет ветер
Мне в ночи леденящим бризом,
Меча могущества бессмертен
Прибой, где гнева сталь капризна.
В плену узри кривых зеркал
Себя под ядовитым жалом,
Рдян вепря-волка гроз оскал,
Что распаляет душ пожары.
Звоном-лязгом стальных звеньев
Цепь раба слух нежит елям,
Сквозь зубы-ветви крик деревьев
Льёт песнью бранных менестрелей.
Тьмы вермахт рвётся в мясорубку,
Вой в полнолунье, ветер, скальдом,
Свинарник вычурных ублюдков
Запрёт ночь в стенах Бухенвальда.
Лицо рассёк секирой ветер,
Дым унося остывшей гильзы,
Мой хвойный Райх лесов бессмертен,
Что жизни жнёт кровавым бризом.


Вдохновенья Кровь

Что жжёт тебя сильней огня,
Где правда тлела на углях,
Гаммадионам жертвы всласть,
В петель на виселицах страсть.
Где родич смерть сыскал в миру,
От подлой длани путь во тьму,
Где нож плоть в полночи проткнул,
Там месть рождает бездны гул.
Пусть сталь окропит рдяный всплеск,
Пусть враг в глазах узрит злой блеск,
Кровь за кровь и смерть за смерть,
Жажды брани не стерпеть.
Там, где пальцы сломят крест,
Бросив цепь в могильный лес,
Жертве видеть жадный блеск,
Где стихию тешит месть.
Что жжёт тебя сильней огня,
Врага кровь пить, убив любя,
Пусть волчий крюк напьётся всласть,
Из жерла ран, где жизням пасть.
Где попирает дух чужой,
Лес, пеплом-прахом след укрой,
Вервольф в охоте взял своё…
Пылай, смердящий пёс, огнём.
Клинок, что коготь, брюхо рвёт,
И земля-ведьма струи пьёт,
Кого агонии ждёт гнёт,
А кто лишь суд вершить идёт…
Что ярче звёздного огня,
Кровь вдохновенья на углях,
Тел молнии нарвутся всласть,
Холодный свет вселяет страсть.


Blizzard and Blaze / Штурмуя Тьму

Темноте рвать счастья жилы,
Множить семя страхов детских,
Плетью кровь пускать на спинах,
Спесью, злостью, гневом, местью.

Варгов штурм морозит души,
Тень охранного отряда,
Что хранит в петлицах стужу,
Смотрит кровью пьяным взглядом.

Павших призраки пылают,
Кувырок через кинжал,
Убийц-оборотней стая
Вирда обнажит оскал.

Вьюге рвать покоя жилы,
Жечь дотла огнём вселенским,
Желчь руинам и могилам,
Штормом, бурей, злобой… местью.

Страху ненависти пламя,
Робости метель реванша,
Духа низость сталью раня,
Хель идёт победным маршем.

В ночь вторгаясь, тень отряда
Нить судьбы вплела в петлицы,
Для тщедушных ей быть ядом
На изломах стрел зарницы.

Шторму рвать ничтожным жилы,
Им надгробных перекрестий
Вдоволь хватит, бей же с силой,
Меч непобеждённой Мести.


Мой Драккар Уходит В Последний Шторм

В боль сплетая порывы бушующей вьюги,
Разжигая в крови штормовых ветров пламень,
Мой драккар мчит туда, где горят мира слуги,
Вихри чёрные волн разбивая, что камень.

Его парус луна прожгла праведным гневом,
Его брюхо из сосен кровавого бора,
Буреглавый дракон хлада вечного следом
Души жалких берёт, беспощадным измором.

Ночи ворон сжал крепче свой узел убитых,
Взмахом крыл мертвеца подымает он ветры,
Флагом тьмы, стягом смерти закличет он свиту
Волчьих духов, что пастью поглотят рассветы.

Над пучиной стяжателей бренного праха,
Над телами утопших покойников тленных,
Где с костями мечты все затоптаны в слякоть,
Мчится призрак, разрезав мне вздутые вены.

Вестник бед и пророк неизбежной кончины,
Штурмовавший весь свет острием каролинга,
Вещий ворон – палач рассекает пучину,
Провожая героев сквозь глотку Вальгринда.

Их оплачут деревья лесов полуночных,
Восходящих к луне в погребальных пожарах,
И к могильному сну плоти своры порочной
Обращу я глаза всесжигающей кары.

Разрождается буря с терзающей болью,
Рвёт она душу сильного скорбью и плачем,
В её чреве уйти на отёсанных кольях
Благородству, что мрак своей дланью означил.


Sanctity

Profoundness
life
power and might;
all these are in your blood.
Can you not smell the call?

Runestreams living in thy veins
they make you your own all.

You cut your finger, and take this blood
holy inheritance from thy folk.
Pour it into Runic molds
cut into bits of Oak.

The blood is sacred in many ways
and this is only one:
Its Runic power; its magic might
into holy shapes let it run.

It is sacred in a second way
this I surely know:
Thy blood continue's thy folk's life
to thy progeny it will go.

Yea, to them it will carry
your ancestral magic and pride.
Teach the children to understand
the holiness of what is inside.

The sanctity of the blood is sure,
and thus you are to keep it pure.
The holy fluid you have inside
can never be replaced; with you it shall die.

And for this reason it is, my friend
that children are the holiest things.
Bring them, sacred, into this world;
it is for this your blood sings.


Ещё Горд Отец

Сколько саг вам пропел, храня силу и доблесть,
Где летел вольный дух на крылатой волне,
С ним в туман сыновья погребли слово «гордость»,
На морском что летело когда-то коне.

Не слышны на веку нашем витязей речи,
Храбрых вольных мужей, осенённых копьём,
Жён сердца не тревожит рассветами кречет,
Что хранит славы брань под узорным крылом.

Не горюйте, сыны, по мечам и доспехам,
По богам и героям старинных былин,
Не кручиньтесь по тингам и ратным утехам,
По утерянной чести, что знал паладин.

Пусть пирует здесь нидинг на прахе отцовском,
Пьёт вино черноризец у трона господ,
Но не сгнили ещё в нашей памяти вёсла,
И Отец наш Побед непреклонен и горд.

Как когда-то ладьи за собою сжигали,
Как за род мог идти в поле ратник один,
Идеалы нам вновь боги грома сковали,
И встают снова в строй ярлы славных былин.

Благородство и мощь, несгибаема доблесть,
Беззакония век хватит сил нам закрыть,
Превосходство в крови, наша честь – наша совесть,
Старец вскинул копьё – значит, нам победить.

Вам ещё я спою под щитами в чертогах,
Крепки молоты воли, знать, ещё не конец,
Изопьём светлый эль мы из турьего рога,
Пока мы будем жить, будет горд наш Отец.


You are Our Future

Do you know what it means to be Aryan?
Do you know your noble name?
Do you have any respect for your ancestors
and what they gave up for your gain?

Do you know the god you worship?
His arrogance, evil and hate?
Do you know how hard your ancestors fought
to save us from a Christian fate?

Do you know the torture, murder and lies
spread through Europe by Crusader scum?
Do you know what your ancestors did
to keep our holy myths alive?

And now, look at you, pathetic swine-
Aryan youth should be full of life!
But you sit doing drugs
and conversing with the lesser ones.

Tell me why it's always been the North
that to culture has given birth.
Tell me, if we're all equal, why
in Africa is there no accomplishment so high?

Tell me why you hate your race,
when you use its accomplishments every day.
You even see this text because of your race
and then you turn and spit in your ancestors' face.

The worthless do not deserve our pity,
but for you it's not too late:
Turn around, fight for your blood
and save yourself from your fate.

For war is coming, and coming soon
and you must choose a side.
Either you will fight against your own people,
or into victory with us you'll ride.

Either you'll say that your own people
have no right to exist,
or you'll take up arms with us,
and save your culture with an iron fist.

So stand up, Aryan youth,
and fight for what is right!
Take up your arms, and fight with us;
fight for the true light!
http://i010.radikal.ru/1103/70/6aaabcb6b2a8.jpg

Неактивен

 

#17 2011-07-26 05:59:21

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Ulv Sveneld

http://s003.radikal.ru/i204/1107/5b/4a89d86bc8d9.jpg

POESI



Леса хранят булатный звон Руси

Криницы гладь листве осенней укрывать,
Да взором старицы объять пейзаж цветастый,
Где стылый вод хрусталь века воротит вспять,
Былых побед узрю потерянное счастье…

Борта ладей резных, блеск верениц щитов,
Шелом Олега, твёрдый Игоря кулак,
В лебяжьих перьях дев сказаний злых ветров
Да соколиный стяг, что в длань зажал варяг.

Пусть небо хмурится над русою главой,
И гарцуки несут на крыльях гроз Перуна,
В лесу я сяду под смолистою сосной,
Словно кудесник, ждущий ночи полнолунной.

В ней не сомкнул холодных вежд старик-гусляр,
Русалки в снопах ищут прошлого иголку,
В её былинах каждый ратник смел и яр,
Где кровью волчьей крещена дружина Волха.

В их песнях стали ты почувствуй свою мощь,
Князь ветра губит сорный лес, но не дубравы,
Услышь со мною звон из полуночных рощ
Мечей героев воеводы Святослава.

Быть может, кровь их породила русла рек,
А души – чаек над Дунаем или Волгой,
Едва ли помнишь ты их, русский человек,
Варяга Свенельда и оборотня Вольгу.

Минули дни, когда дрожал хазарский смерд,
Да византийцу страх вселяли речи руса,
Когда врагу змей на клинке пророчил смерть
И пламя крады чести воинам искусным.

Их паруса богов – знамёна той Руси,
Встречают в Ирии их мёдом поляницы,
Мой брат, ветров отец, не плач и не грусти,
Ведь осень смотрит на нас девой-Заряницей.


Зимний Роман

Ведьма-осень одиночества свела
Да в очаг любви подкинула поленьев,
Кони страсти прикусили удила,
Опустела чаша хмельного терпенья.
Ты одна средь лабиринтов городских,
Окружённая живыми мертвецами,
Одинок и я среди сердец людских,
Одурманенных пустыми образами.
Вот мы встретились, и мир весь лишь для нас,
Позабыли суету с рутиной будней,
Так безбожно был прекрасен каждый час,
Ночи долгие и нега до полудня.
Вечера, снежинки в свете фонарей,
Поцелуя мёд под тополем аллеи,
Они сделали нас чуточку смелей
Или даже в нас родили менестрелей.
Мы смеялись, но была в улыбке грусть,
Мы шутили, чтобы скрыть всю горечь правды,
Я уеду, обещая, что вернусь,
А ты будешь ждать, не находя отрады.
Наградила нас зима любви венцом,
Но готовы ли войти мы в эти двери…
Я дарю тебе лишь серебра кольцо,
Но оно – знак нам двоим любить и верить.


Мечты павшей Арконы

Скрестились секиры и молоты гроз,
Святилищам руной рисуя кончину,
Из меловых скал лик явил Радигост,
Разя лучом волн Кродо навью личину.

В последний раз витязям зори поют,
Им знаки мечей секут молний изломы,
Встречать роду волчьему вражью орду
С мечтами мерцающей пеплом Арконы.

Где волота сердце конь белый крепил,
Псов-рыцарей тянется крестная мгла,
За пращуров твердь, за край чести, что мил,
Варяг рвётся в битву под стягом орла.

В последнюю сечу зовёт рог войны
Проклятьем жрецов из-под стали небесной,
Над мысом туманным язычные сны
Молвою багрянят рассвет силы крестной.

Вы знайте, они ещё песнь запоют,
Сыны Яровита, и жать врагу горе,
Когда ему вороны очи склюют,
Мечты возвращая погибшей Арконе.


Елене Прекрасной славянских земель

Уходил славный род на просторы степей,
Уносил в крови память о северных далях,
Там ты, дочерь Солнца, среди журавлей
Плетёшь волчью верность на лунной скрижали.

Тебя манят пляски купальских забав,
Влекут ворожбою кощунника речи,
Ярилина дева, ведунья дубрав,
Что танца узором любви вьёт предтечу.

Ты соколов пустишь с руки, кудеся,
Пряный сбросишь венок, обратив очи к Сварге,
Лететь им, где Новгород делят князья,
Где морось Руяна и сталь Старигарда.

Моя же душа там, где хладный прибой,
Где ящер щитов обвивает умбоны,
Где висами скальдов восславлен герой,
Где килем волну разрубают драконы.

Один кречет твой к нам на пир прилетел,
Взглянул на меня величавым Рарогом,
Он пел, чтоб я плыл и в любви был я смел,
Пел ворону со скандинавского трона.

И вот я лечу к тебе птицей ночной,
Несу в щедрый дар свои жаркие строки,
Где Рюрик и Асмунд, там Русь, мой прибой,
Любовь там моя, и хирдманы, и боги.

Колдуй, златокосая вельва степей,
Нас Финист венчал песнью славного края,
Пусть разные мы, но нам вместе теплей,
Ведь свят белый цвет, что сердца нам скрепляет.


Старый Ворон

Старый ворон, древний дуб –
Друга два извечных,
Каждый к ним придёт на суд,
Каждый смертью мечен.
Сто веков да сто родов,
Битв мечи и стрелы,
Кровь князей и слёзы вдов,
Верность и измена.
Всё хранит их саван-мгла,
Чародейством молвит,
Сладка ворону война,
Сталь ударов молний.
Песен строки сложишь ты,
Старец, кровью пьяный,
Покосились здесь кресты,
В злате тьма изъянов.
Но ведь будешь весел тем,
Бедами да горем…
Дурнями, чьи дают крен
Главы на престоле.
Ока отблеском стальным
Вторишь смеху мудрых,
Погорели их труды
Средь умов-то скудных.
Схоронил в себе курган
Витязей, да гордых,
Им б не зреть сей балаган
Да хмельные морды.
Чем могуч ты, древний дуб,
Тем, что корни чуешь.
А кто нет – иной тем суд,
Правда, власть и сбруя.
Строит кривда свой острог,
В сече ль честным сгинуть…
Кто идёт на врана зов,
Сраму те не имут.


Бездомная бродяга…

Если б знать, где закралась ошибка,
Если б чувства горнилом владеть,
Знать, когда осенить мир улыбкой,
А когда заточить нутро в клеть.
Мы дарили тепло и вниманье,
Коротая и ночи, и дни,
Огоньком свечи, тёплым дыханьем
Освящали мы кредо любви.
И мы верили в искренность нашу,
В обещания верить и ждать,
Как дождливой порой пёс уставший,
Созерцали пожухшую вапь.
Мы писали стихи и поэмы,
Уходя, оставляли свой дом,
Так тесны были хладные стены,
Беспокойных ночей страшный сон.
Если б знать, где кончается время,
Если б видеть, что ждёт впереди,
Знать, когда подведёт седла стремя
Да тропу на туманном пути.
Мы дарили друг другу минуты,
Коротая недели, года,
Были мы для других неприступны,
Полагая любовь навсегда.
И мы верили в искренность нашу,
Поутру солнце дланью встречав,
Да чужого вина пили чашу,
Да не свой свято чтили устав.
Но живут пусть стихи и поэмы,
На ошибках мы учимся жить,
Я скажу: «Прости», плачущим вербам,
Тем, что нас научили любить.


Упасть вместе

Оклеветаны ныне боярами,
Палачами давно приговорены,
Правду-мать под багряными стягами
Во сердцах сохранили на горе нам.
Крыжевал черноризец нас смолоду,
Кмет богатый потряхивал золотом,
Где бездомные псы мерли с голоду,
Там над чернью звенел знатный колокол.
Но росли мы, храня дух неистовый,
Тишь разя половицей скрипучею,
Крылья-длани порошей искристою
Возвестят радуницу гремучую.
Соколами взлетим белокрылыми,
Ни хазар не пугаясь, ни половцев,
Словно встарь, в бой за то, что любили мы,
Пойдём в дали, былинные молодцы.
Не горюй же, краса златокудрая,
Прилетай ко мне лебедью белою,
Пусть в крови встретить нам зори мудрые,
Вдохнув ветры с калёными стрелами.
Нас сметут чернобровые вороны,
Да бояре польют пепел брагою,
Но нельзя победить то, что ковано
Грома молотом и духа смагою.
Мы с тобой, весна, верные воины,
Ты сотри капель-слёзы десницами,
Будет Русь наша волей напоена,
Хоть и пасть нам под лютыми вицами.


Вестники Одина

Северный бриз, наполняй паруса,
Слава победе, на вёсла, хирдманы!
Волчьим оскалом встречай нас, гроза,
Мы дети фьордов морозных туманов.

Блот напоит ненасытный клинок,
Хольмганг покажет – кто ярл, а кто нидинг,
Нас не страшит штормовой Рагнарёк,
Море глаза нам раскрасило синим.

Ворона знамя в железных руках,
Рвутся ветрами ввысь Хугин и Мунин,
Один и Тор в соколиных сердцах
Вновь пламя страха и жалости студят.

Гребни безудержных волн-ворожей
Наши ласкают драккары и кнорры,
Дух горит страстью калёных мужей,
Дух, что орлом озирает просторы.

В ристалищах тингов характера сталь
Откована Мьёлльниром, скалы крушащим,
Мир слуг и рабов сжечь дотла нам не жаль,
Нам вкус их крови эля старого слаще.

С судьбой воевать, так вперед, воевать,
Наш путь пролегал с пепелищ Линдисфарна,
Земля будет помнить эйнхериев стать –
От мёрзлой Альдейгьи до далей Винланда.

Бегите же, траллы крещёных брегов,
За пастырей и палачей своих прячьтесь,
Коль краше свободы вериги оков,
Так падайте ниц, увидав наши мачты.

Ворона знамя несёт конунг в бой,
Рунами гарды мечей засияли,
Берсерк и ульвхеднер крестились войной,
Где правда поёт в распрях праведной стали.

Воля героев, раздуй паруса,
Кровная месть, ляг на вёсла драконов,
Где в блеске кольчуги небес бирюза,
Там бьются титаны в рогатых шеломах.

Скажите ж, зачем славу продали вы,
Зачем под сапог вы ложились смиренно,
Пусть ваши князья и сильны, и хитры,
Но им жито горя несёт наша вера.

Мы орден, что рушит рутинный покой,
Мы бури Квельдульфа храним в своих драпах,
Мы черни стада вызываем на бой,
За глупости грех неизбежна расплата.

Сложи вису мести, владыка штормов,
Мы рвёмся к победе с кровавым оскалом,
Вотан-всеотец, царь богов и ветров,
Встречай нас, открыв все ворота Вальхаллы.

Трот, вера скальдов, напоит клинки
В сечах под взором крылатых валькирий,
К нам на могилы не носят венки,
Огонь – наш последний ведун в этом мире.

Ворона знамя на древке копья,
Из-под забрала морскими очами
Викинг взирает сквозь шторм на тебя,
Смотрит, как встарь, вдохновлённый мечтами.


Кузнечный горн Сварога

Я слышу голос славянской земли,
Её пробуждения праведный гром,
Он в нашей бушует священной крови,
Он – чёрного леса отчаянный стон.
Я вижу табун разъярённых коней,
Подковами бьющих затменья стекло,
Блеск тысяч кольчуг, сталь мечей, свет огней,
Развеявших сумерки древних богов.
Кузни небесной пылающий жар,
Где вновь тяжкий молот сжимает рука,
Ты нимб потерял, светлый князь Вальдемар,
Морана схоронит позора века.
Расплата грядёт за клеймо и за кнут,
За боль и страдания проклятых ведьм,
Нет жалости, нет и смирения пут,
Довольно вкушать нам прогнившую снедь.
Нельзя славы род бесконечно топтать,
Не к лику героям ярмо дурака,
Нельзя честь и совесть купить и продать,
Так пусть же куёт меч Сварога рука.
Я слышу раскаты рогов боевых,
Я вижу, как рвётся в сраженьях броня,
Колонны варягов – седых, молодых,
На знамени их знак живого огня.
Сварожич пробьёт копьём-молнией тьму,
Мой светлый народ пробудится от сна,
Стрибог разметёт вырожденья золу,
Мы правдой сильны, само Солнце за нас.
К нему мы на дланях возносим хвалу,
Дерзающим волком срываясь с цепи,
Нас ветры штормов не пустили ко дну,
И мы возрождаемся кровью зари.


Ландыши / Обида ранимых сердец

Мы ландыши под стылою росой,
Её капель, как будто слёзы наши,
Друг друга одаряем мы мечтой,
Что согревает грудь замёрзших пташек.

Но жар сердец один нелепый миг
Способен погасить в любви кострище,
Когда мы видим пред собой тупик
И в стенах чёрных щель для света ищем.

Скажи мне, муза, вдоволь нам обид…?
Довольно, может, чувства жечь укором,
Ведь нелегко, когда внутри болит,
Но так легко сразить коварным словом.

Мы строим наше счастье, наш союз,
Мы радуемся нежности и ласке,
Зачем влачить по жизни горький груз
И прятать лик под театральной маской.

Мы ландыши под утренней росой,
Её пускай тепло любви иссушит,
А мы цветём надеждой и мечтой,
Сердец ранимых жар нам греет души.


Инквизиция

Литургий голоса не смолкают,
Лунный свет покрывает кресты,
Сеют страх проповедники рая,
В темноте зажигая костры.

Если думать привык ты свободно –
На тебя точат зуб палачи,
Кому разум и воля угодны,
Те становятся тенью в ночи.

Гласом ведьмы кричат камни улиц,
Небеса в пепле веры слепой,
С чёрных шпилей взирают горгульи,
Как в огне полыхает покой.

Короли кровью вымоют злато,
А духовник всласть выпьет вина,
Меч безумия рыцарей ада
Восхваляет покорно толпа.

На крюках еретик и мыслитель,
Казематов залит кровью пол,
Так чему же учил вас спаситель,
Вас, что делят шелка и престол.

Вас, что алчут всех радостей плоти,
Слово божье – лишь фарс для менял,
Грех прощается на эшафоте,
Инквизиции свят трибунал.

Страх – залог и гарантия власти,
Кнут религии – крест для рабов,
Только солнце свободы прекрасней
Для стремящихся к выси умов.


Barbarian

Прорубаясь вихрем смерча,
Сонм преград постылых руша,
Ты со штормом кровью венчан,
Что сжигает слабым души.
Вздет твой меч к раскатам неба,
Сердца холодом калёный,
Духа пламя, молот гнева
Путь ему сковали чёрный.
В блеске взора молний стрелы,
Твёрдость воли, твёрдость тела,
Врагу реквием распела
Ночь ворон, золы и тлена.
Власть судьбы под ноги бросив,
Ветром бури настигая,
С кровью ран мешая росы,
Рвёшь ты груз иллюзий рая.
Уничтожить – твоё право,
Ненавидеть – твоё бремя,
Алчет смерть огня расправы,
Цепей рабских плавя звенья.
На клинки, на сталь свободы,
На валькирий шлемов крылья,
В шторме крови глас народа,
В пульсе вен конец бессилья.
Вежды воина, очи бога,
Выше, вверх твоя дорога,
Меч воздет, багряня небо
Грозным всполохом победы.


Валькнут Шторма

Где были вы, когда беда и горе
Попрали всё на родины просторе,
Когда сброд пировать под вражьим стягом
Сел, гниль души теша зловонной брагой.
Клеймо раба прожечь на грязных лицах,
Горячей кровью вдоволь насладиться,
Вгрызаясь в плоть, срывая маски фальши,
За валькнутом штормов держать путь дальше.
Убить, распять ничтожество и мерзость,
Сомнения, что горло, волей резать,
Тщедушию и спеси приговором
В душе Вотан и в сердце моём Донар.
Насилья хмель пьянит свободы птицу,
Здесь нет рассвета в каменной темнице,
На зов войны копьё взлетает в небо,
Отцу побед мечи возносят требу.
Где, тошнотворный смерд, взывал ты к богу,
Ты там все идеалы сам и продал
За зрелища и хлеб воров, торговцев,
За вкрадчивую лживость инородцев.
Где были вы, когда беда и горе
Топили род богов в кровавом море,
За грязь и трусость, подлость в блеске злата
Слепа и неминуема расплата.
Где валькнут шторма режет бездны грани,
Иронией глупца скальд больно ранит,
Тебе, мир лживых слуг, стал приговором
Вотан в душе и в сердце ярый Донар.


Цветущий сад малодушия

Когда плоть шакалы начнут жадно рвать,
Ты будешь стоять и смиренно молчать,
Тая малодушие в сердце своём,
Ты ночью в тепле, но дрожать станешь днём.

К размеренной жизни привыкли давно,
Из окон смотреть, как пять бьют одного,
Где миска собачья лишь цель бытия,
Под нож поползёт за свиньёю свинья.

В одиночестве плачешь, смеёшься в толпе,
Здесь вольному плеть, а рабу плеть вдвойне,
Кумиров, как трус, целовал ты взасос,
Но ведь висел Один, висел и Христос!

Когда будут брата родного терзать,
Холоп даже слова не сможет сказать,
Вздохнёшь облегчённо, мечтаний герой,
Что всё это было сейчас не с тобой.


Как вы, не умею любить

Кто-то, как хворост, от страсти горит,
Я же холоден, как камень,
В пещере любви чей-то остр сталактит,
А мой жар ветра растеряли.

Смотрю на романы, на пламя других,
Но сам я от них отчуждённый,
И знаю, что скорбью наполнит мой стих
Главу моей нимфы влюблённой.

Пусть все в этом мире посходят с ума,
Я им помашу своей дланью,
Мой разум рассудка гнобит пелена,
Нутро скрыв под чёрной вуалью.

Безумия чувств не познает гранит,
Судьба не найдёт свою нить,
Мой факел холоден, в нём страсть не горит,
Как вы, не умею любить.


Искать смерть, обретая бессмертие

Харалужным узорочьем вьётся слана синих вежд,
Вран, кудесник овых стариц, кружит посолонь окрест,
Сонмы вил несут в шеломах нави корм рот и надежд,
Над керстами кмета комонь взором точит хоругвь крест.

В скорби Жели стезя мора, распрей тутнь, багряна вапь,
Сообедник, гавран-балий, на брячину кличет дщерь,
То зазор, да то крамола, на лихую ловъ ты, навь,
Неумытная и присна, потребити жаждешь чернь.

Застень Волха дряхла всуе, ведь гудец глаголет брань,
Деля Денницы-катуны полнит лагвицу ипат
Кровью ворогов да воев, в перси вдев булата длань,
На ланитах кровь кощеев, выи чьи богам в уклад.

Харалужным узорочьем нави знань камо летит,
Там котора лишь ристает, творя межи средь сынов,
Вил крылатые шеломы, странь небес сильник-стратиг
Жаждет язв червлёных наю, осн копья метнув в урок.


Дремлешь, родная, на глади озёр

Дремлешь, родная, на глади озёр,
Сны твои – духи играются в соснах,
Девы Зари Судениц, трёх сестёр
Волосы тени сплетут на погостах.

Русь моя вещая, соколов мать,
Над елями стелется небо без края,
Битв хладная сталь обратит время вспять,
Сыны где рекут как молитву: «Родная»…

Безлунных русалий под песни дождя
Средь птичьего грая здесь слышится гомон,
Раскатами грома Перун для тебя
Поёт песню брани бессмертного Рода…

Для скольких людей ты ещё нынче свята,
Куются мечи на твоих сыновей,
Кто продал за грош верность долгу и клятвам,
Кто лоб бьёт по-рабски в чертогах церквей.

Багряница сеч, скрой же зраки позора,
Никчёмных гостей отправляя на мор,
Фарь Нави, копытом стального террора
Врага одари, стерв бросая в костёр.

Пожаром пылайте, зловещие зори,
Ликуйте, ветра, средь могил и углей,
Предав плоть спесивых виновников боли
Пучине огня Холокоста печей.

За род наш великий, за белый и гордый
Воспой, воля к власти, победы клинки,
Не плачь, Карна, во поле славы и скорби,
Бессмертны Руси нашей светлой полки…

На листьях дубовых по рекам плывут
Твои сны, родная, за пепельным снегом,
В груди сыновей своих слышишь ли стук,
Их души пребудут твоим оберегом.


Средневековье Вальгаллы

Ступай на зов ворона, Севера варг,
Иди под знамёна всевластья и воли,
Пусть на горизонтах наш дерзкий драккар
В глазах бусых псов вспыхнет страха искрою.
Когда волк завоет в ночи на луну,
Врагу не сбежать от кровавых когтей,
Своих Один ярлов зовёт на войну
В узорах пылающих монастырей.
Мечом покой брега разрубит прибой,
В штормах адамантами молний блистая,
Под кельтским крестом прах могильной землёй
Укроют, дрожа, проповедники рая.
Трубит рог войны, поднимается князь,
Отцов древней веры за ним легионы,
На колья плюгавую чёрную вязь,
Крестам блудников и пожарам хоромы.
Мы молоту гроз воспеваем хвалу,
В дань небу срывая с тел белых кольчуги,
Когда волк завоет в ночи на луну,
Огонь проводит мёртвых рыцарей струги.
Прочь сытую негу взлелеянных грёз,
Прочь бремя надежд и боязнь потери,
Ни белых, ни чёрных не знают полос
Взъярённое море и распри трагедий.
Ступай на зов ворона, Севера варг,
Байданы врага рассыпайте, варяги,
В опаницы их обратив черепа,
Крест волчий вплетя в узорочье отваги.
Мы бестии вьюги морозной земли,
Рождённые миру явить лик вандала,
С оружием в дланях падём, так внемли
Нам, Один, встречайте нас, своды Вальгаллы…

Неактивен

 

#18 2011-09-18 08:44:28

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Александр Мрачный & Ulv Sveneld



http://s48.radikal.ru/i120/1109/b6/47a6e6b0bfff.jpg



Stummheit



In the fog of Nótt
В тумане Нотт


Из вьющихся ветвей мечтаний
Свой ночь в тумане шьет наряд,
В нем спицей пряхи судеб ранит
Крик птицы души тех, что спят.

Здесь на вопросы нет ответов,
Здесь каждый шаг вперед – вопрос,
И света нет, как нет и ветра,
Что иссушил бы реки слез.

Лишь скорбь укуталась в стенания,
Да пеленой покрылся хладный взор;
Из уст рекутся заклинания,
Но не понять печали звезд узор…

Плачея память отвернется,
И струны ненависти, боли
Заиграют в унисон,
Давно устали мы бороться,
Давно забрал нас хмельной сон.

Бежать, кричать и спотыкаться,
Рвать груди о древес клинки
Под кличем птицы древних старцев,
Что взгляд уводит в тупики.

Проклятье, слепота иль слабость…
Нет оправданий в пелене,
Костьми юнцов играет старость,
Туман в очах, и кровь в вине.

Лишь на мгновение огненные гривы
Впотьмах сойдут из-под пера,
Осветят пламнем тень Мимира,
Но очи скрыла наши тьма.


Hræsvelgr

В лучах мертвых светил рожденные,
Оскверненной водою крещеные,
Где песнь ворона нечисть пускает в пляс,
Чрево падшей блудницы исторгло вас.

И взошло впотьмах солнце черное,
Встал огонь над домами короною,
Пламнем мертвым, душою лишь видимым,
Стягом скорби над миром встал…

На леса опустился мрак холодом,
Вурдалаком в кровавое золото,
Ведьмы черных небес кровоточит
Лоно в чашу бездонную ночи.
Молчаливые рыбы на нересте,
Уж разверзнуты Жадного челюсти,
Души бесами в тайнах утоплены,
Тел кровь выпустит тьма судеб кольями.
Тяжка поступь ветров, мертворожденный,
Ибо ржав меч за яркими ножнами,
Крик заглохнет во мгле за клыками,
За древами, что смотрят гробами…

Вещим данные клятвы посрамлены,
Честь поникла за бранными шрамами,
Да в колодце стоит вода черная,
Доживает свой век жизнь никчемная.
Кажут воды виденья погибели,
Черти в пекло от страха посгинули;
Длани тянутся к солнцу обугленные,
Не рожденные предтечи поруганы,
Добро слово белой вороною
Обернулось посредь воронья.

Князь богов наречен высшим демоном,
В камне рун его пламя бессмертно,
С ним язычества призрак с победами
Воскресает из праха и пепла.

Затянулось небо воронами,
Листья шепчут о скорой погибели,
Раздувают ветры терновники,
Горем хлынули наземь дожди;
Рокот бурь гремит над просторами,
Звезды с тверди небесной посгинули,
Да пресытятся кровью виновников,
Местью праведной неба вожди!

Руби, не щадя клинка,
Сжигай, не скупись на пламя,
Пусть Жадного сталь клыка
Насытится всласть телами.

Кровь лей на твердь алтарей,
Развей вихрем воздух спертый,
Низость и дряхлость червей
Молоту в жертву, Молоту в жертву!

Пусть молнией блестят кольчуги
В зареве Охоты Дикой,
Обагрив возмездьем руки,
Возвышайся, Враг столикий.

На северном краю небес,
В когтях сжимая волчий крест,
Насытив мертвыми буран,
Хрэсвельгр от Рагнарека пьян.

Когда из монолитов туч
Асгард сорвется смерчем стужи,
Нам наши дремлющие души
Эйнхериев заменят духи,
Ватагой, полчищем, ордой,
Где Ясень крепок и могуч,
Смяв обывательства разруху,
К Вальхалле взор направим свой.


Withering Gaze of Wotan
Испепеляющий Взор Одноглазого


Веки туч сокроют млечный путь,
С опаленным страстью оком ночи
Ужасающий в мир явит свою суть
Там, где бурь стихии ветрами грохочут.

Штилю воронам его глаза клевать,
Разжигая духа злость и воли ярость,
Бушевать на крыльях гнева рвется рать
Исчадиями курганов и могил,
Вервольф о горе жертвам возвестил,
Плюя судьбе в лицо, поправ усталость
Волков дружинам черным ликовать.

С земли поднять тяжелый взгляд осталось,
Последний миг несчастным убежать,
Следы от стоп горели и казалось,
Что ночь рассветом обуздать
Не выйдет.

Казалось, Норны Урд руками осушат,
Боясь за крону Иггдрасиля,
Свой лик святила отвернуть спешат
От дикарей, что твердь в себе носила.

С порывом ураганным дерзновенья,
С корнями поросль сорную сметая
Претит глас тьмы пророкам поклоненья,
Обмана прах в пустыни низвергая.

Блестит дамаском око ночи брани,
Где бестий копья алчут рдяную капель,
Лишь взмахнет вельва потаенными крылами,
Как власть зари скует льдяною дланью Хель.


Odin, fly into the Loki Fire as the Wind!
Лети, Ветров Наездник, в Пламя!


Над полчищами тлеющих
В отстойниках безвластия,
Над пищи праха жаждущих
Надменными стадами
Несись, прибой калечащий,
Извергнутой напастью,
Наездник бурь сжигающих,
Лети секирой в Пламя!

Где маской лживой гордости
Личины трусов кроются,
Толпы крикливой радарей,
Скорбящих в единении,
Яви шторм непокорности,
Пусть копий древки ломятся,
Смрад ожиревшей падали
Предав ветрам забвенья.

Над воплем пустословия
Тщедушия приспешников,
Двуличьем слабоумия,
Рабов сомненьем вечным,
Шквал Духа, рви отродия
Кичащихся кромешников,
Сожги тлен словоблудия
Кипящей скальда речью.

В порезах ран и в слезах крови,
Тел сгоревших копоти
Пади разящим Молотом
Червленого оскала,
Секи порывом, натиск, брови,
Бей в глаза и в рокоте
Грозы пусть будет вспорота
Плоть алчностью металла.

Лети, ненависть, крылами
Полных яри хищных птиц,
Местью разум попирая,
Лютым бером обернись;
Дели братину с волками,
Пред людьми не падай ниц,
Сечу правды затевая,
До конца вести клянись.

В ночи свободу Молоту
Ты дай сковать возмездием,
Подобно бури грохоту;
Кровь – звездам ликовать!
А кровь черни из солода,
Их очи слепы смолоду,
Накинь на души поводы;
Плоть – вранам пировать!

Открой пору безвременья,
Пусть ядом воды кроются,
Да хмарью твердь удушится;
Взбагрянится луна.
Земля в муках томления,
Пусть слезы жизни копятся,
Да грады зла порушатся…
А ночь еще длинна…


Remember Deeds and Glory of Your Ancestors
Помни Деяния и Славу Предков Своих


В златых оковах земля наших предков,
Догорает лучина зажженной мечты,
Вервью поганой связаны крепко,
Стираются с лиц родные черты.

Кровь на крови под стягами хвори,
Брат брату ворог, да бранен порог,
У стремнин огнь-воды зиждется воля,
Люд пал ниц у разбитых дорог.

Лжи полны речи, трусливо деянье,
Под бранной кольчугой всё то же клеймо,
Паршивой овцой грех укрой покаяньем,
Но знай – взойдёт правды сухое зерно.

Не скрыть свою суть за двойною моралью,
Не спрятать разврат за невинность речей,
Ответь не пред богом, а пред лютой сталью
Вотана достойных небес сыновей.

Прощенья не ведать вранью и измене,
Слащавым личинам дешёвой грязи,
За Честь, за Вальхаллу в пожаре прозренья,
За чистую Совесть нещадно рази.

Нищенству духа характер и храбрость,
Глоткам разорванным жадность меча,
Волнам погибели подлость и зависть,
Воли триумфом сей щедро с плеча.

Сей вероломством губительных ливней
Кованых родичей копий и стрел,
Вороня сажей мир воздаянием Вирда
Крепи память величия доблестью дел.

Рукою коснись колосьев пшеницы!
Вспомни деянья предков своих!
Духом воспрянь пуще жар-птицы!
Чтоб памяти ветер вовек не затих!


Aldeigja

Метель…
Надежды кощный окрик;
Зима…
Венок, усохший на суку,
Дерев седых сонливый оклик,
Да навий шепот на слуху…
Колючий ветер…
Снег – зола…
Вод в пору рекостава рокот;
Напали стаей холода
Волков несытых…
Чей-то хохот…
Тень, ушедшая в леса…
Снегов тревожились покои
Шаг за шагом;
Тишина…
Биение сердца…
Ветровои…
Воспряла севера гряда
Звезд – кристаллов вдохновения;
Вьюг белесых череда,
Алчут хладом убиенья.
Ночь кручиною длинна…
Дыханием сущего эфира
Смерть негожим послана:
Чужие кровью, кровью вира!
Ветр, коли, что сосен иглы,
В бликах лунных растворившись,
Эхо Славы, эхо силы
Разнеси по гордой выси!
Сага грома
Лязгом в память
Вторгнется, кровь пробуждая,
Гардарика…
Скорбь, словно пламя,
Сожжет сердца за небокраем.
Ведь дремлет дух…
В безмолвном сне
Молчит и тень, лишь струны плачут,
Затих гусляр, претя весне,
Узрев курган былой удачи.
Так вой, метель, по-волчьи вой,
Острогом встаньте, елей шпили,
Тропою битв Отчизны той
Вновь поведут дев белых крылья…
В метель,
Где глух надежды окрик,
Где все мечты падут в пургу…
Пути варяг неслышный оклик
И песня смерти на слуху.
http://s39.radikal.ru/i084/1109/b0/c7cf08d46ded.jpg
Рисунки: Судимира.

Неактивен

 

#19 2011-09-21 13:03:40

Мартин Борман
Member
Откуда: Антарктида База-
Зарегистрирован: 2010-09-04
Сообщений: 55
Профиль  Вебсайт

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Отличные стихи у этого Александра Мрачного. Мне очень понравились.
Спасибо вам, Зловед, за то, что их здесь
разместили.


"Излей кровь свою в чашу её блудилища,и назад ты не получишь ни капли"
Алистер Кроули

Неактивен

 

#20 2011-10-13 04:27:07

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Мартин, все стихи из последнего сборника написаны сразу обоими авторами - Александром Мрачным и Ульвом Свенельдом (Зловедом).
Благодарю за отзыв, скоро выложу еще произведения А. Мрачного.

Неактивен

 

#21 2011-10-13 06:20:43

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Александр Мрачный

http://slavyanskaya-kultura.ru/images/x_a2f5dd16.jpg

Льдяные Узоры | Frostwork

Когда стрела заходящего солнца опалит корону небес,
.....Да цветки горечавки в горьких полях отцветут, ......
..............Враны попрячутся в кронах древес, ...............
...................Крылами печали взмахнут ........................
...................................и уснут ......................................



Песни Морены

Кощные листья опали с деревьев,
В дымке безликой плывут небеса,
Дикая боль сгорающих перьев,
Жар-птице гореть еще долго дотла.

Печалею туч от Карны и Жели,
Горечью слез погребальных костров,
Безумство крови растворится во хмеле,
А прах разойдется стопами ветров.

Лишь девы снегов сотворят хороводы,
Да сонм златых вен заиграет во льдах,
Мир погрузится в предвечные воды,
Мир задохнется в красных снегах.

А Снега одолели последние версты,
Вьюжные птицы давно уж в пути,
Алконост и Сирин – несчастные сестры,
Счастливым рекут: «Вам не уйти!»

И взмах сизых крыл в облаках Гамаюна…
Тысячи взглядов, обращенных во тьму,
Пали герои под речами Баюна…
Слышен плач Берегинь на том берегу.

От полудня, да в полночь колесница Даждьбога,
Поступью легкой сойдет на снега,
В вечную Навь одна лишь дорога:
В водах предвечных, быть сожженным дотла!

Звезды померкли и падают луны,
В толщу воды, застывая во льдах,
Секутся и рвутся покутные струны,
Натянутые скорбью в наших сердцах.

С горизонта к нам тянутся песни Морены,
Все ближе и ближе белесые льды...
И черных вранов крики победы,
Эхом уйдут в закромки зимы.


Утопия

Туман растаял в тех болотах,
Ушла ко сну ночная гладь,
Осела пыль на тех воротах,
Где флаг свой поднимала гадь.

Промчался ветер в колесницах,
Потонув в сырых телах,
И души на железных птицах,
Будут плакать о морях.

Там робко боги поднимались,
Без чувства гордости и силы,
Лучи солнца растворялись,
В объятьях многолетней пыли;

И день в ночи ушедший славно,
Не покажет больше бой,
Где лязг мечей уводит плавно,
Превращаясь в дикий вой.

Я там погиб сомнений нет,
Сражаясь за луны отливы,
А солнцу пламенный привет,
За бесконечные тепла приливы.

И пусть закаты и рассветы,
Будут краше всех цариц,
За то что судеб песни спеты,
Из уст прекрасных лунных жриц!


Зимняя Скорбь (Морены)

Тянутся тучи по небу уныло,
Вечную скорбь за собою неся,
Снежные кудри опадают тоскливо,
Зимы, льдяные слезы храня.

Грузные веки солнце прикрыло,
На миг улыбнулась луна;
Она бледной улыбкой дверь отворила,
И к нам просочилась тоска.

Потоками снега безумной лавины,
Кусочком мгновенья заснеженных грез,
Потопом замшелой годами долины,
Плакала вечность обрывками слез.

Кланялись ели величию снега,
С порывами ветра надрывно скорбя,
Жалили иглы морозного плена,
Белесых чертогов могучего льда.

И в каждой снежинке образ Морены
По лунной улыбке вечно скорбит.
Снежинки давно уж собрались в метели,
А улыбка луны, за тучами спит.

И лишь жаркого ветра, потока порывы,
Небесную шаль навсегда отворят,
На лунном чертоге печали нарывы,
О растаявшей Маре песнь прокричат.


Морозное Утро

Морозное утро красотою пленяет,
Мгновенье сокрытое, таинство льда,
Метели Матушку - Землю скрывают,
Все под оковами вещего сна.

В замерзших телах в венах кровь застывает,
Могучими стенами встали снега;
Север чужой для тех кто не знает,
Как ослепительно жестока Зима.

Бесконечным сплетеньем ветвей поднимаясь,
Белые длани коснулись меча,
Пепел и снег на Русь опускались,
Ветер сдувал его с воинов плеча.

Тишина разделяет рати великих,
Боги и силы над каждым полком,
Сияют могучие белые лики,
Ворон кружится над каждым орлом...

...Морозное утро красотою пленяло,
Но в мгновение ока опустилась рука,
И мразь чужеземная мертвой упала
В объятия севера, утопая в снегах

И Крики войны сквозь зажатые уши,
Красная кровь на разбитом челе,
Лютая ярость в очах еще пуще,
Это Белая верность на кровной войне


Незрячие Очи

Звезды мерцают в холоде ночи,
Ветры поют не смыкая уста,
Снег ослепляет незрячие очи,
А небесная гладь, черна и пуста...

Ели вздымаются вверх словно копья,
Рвущие раны оставляя в снегу,
Идолы древние, да образы вещие,
В каждом мгновении, на каждом шагу.

Остановись, не беги! Обернись и узри!
Это вьюга поет тебе колыбели,
И звенящие снасти вокруг - это ели...
Застынь на мгновенье, только смотри:

Вдали меж елей смеётся Марена,
Её распростертые длани мертвы,
Туда не ходи, там она королевна
Там нави дыханье, там льдистые рвы.

А вон на той, заснеженной ветви,
Гамаюн о нас извечно скорбит;
Лишь она ведает час твоей смерти...
И буреносные крылья растит.

Выше над елью, воплощеньем жар-птицы,
С величием вольным летят снегири,
Ниже в снегах наблюдают волчицы,
Как умирают во льдах егери.

Вверх подними усталые очи!
Видишь из Сварги плывут корабли,
Штурм барабанов и зовы полночные,
Лес искупают в чужеземной крови.

Слышишь вокруг тресканье снега?
Это в узорах заклинает Кощей,
Взмах белой кисти и спящая нега,
В сон обращает сонмы теней.

Лишь Карна и Желя не знают покоя,
Печальные сестры в плену у тоски,
Будят героев упавших от боя...
Но непрестанно сжигая ладьи.

А ты боясь, бежишь из леса...
Тебя манит слепая глушь,
Только с тобой оживет это место,
Только с тобой возрождается Русь.


Объединяя круг и крест

Штурм опавших листьев в осень
Лики страждущих сердец,
Воплощают битвы в просинь,
Скрытых тайною кудес.

Снегом, пеплом, кровью тлен
Миг тот, он вечностью упущен...
Костьми приляжем мы у стен,
Но полк арийский наш распущен.

Гневом полнятся эфиры,
И ярость томится в телах,
Войну вещают струны лиры,
Сплетаясь в утренних зорях.

Одета в злато церковь солнца,
Объединяя круг и крест,
Сияньем таинства с оконца,
Волхвов и батюшек завет:

"Аз есмь с Вами" - гений Русский,
В Ваших думах о судьбе
"Мы есмь с Вами" - Боги Наши!
В Вашей совести, в борьбе.

Хор молитв и зовы рога
Крест свастичный - гордый стяг.
Гниль и трусость у порога,
Не пропустит правый шлях.


Встревожились робко Русские земли...

Встревожились робко Русские земли,
Рябью свободы на глади болот,
Со дна поднимаются утопшие тени
Когда - то поруганных нами богов.

Их мощные длани коснулись деревьев,
Пшеницы, цветов, да тела земли.
Их яростный крик и живое дыхание,
Эхом сойдутся во многих седмиц.

Мать - Земля Сыра ещё более,
Её слезы топили тысячу зим,
Когти вонзали железные с болью,
Жадно припав к её черной крови.

У пряхи небесной запутались нити,
Выпал клубок... Его подняли жиды;
Подвесили нас играющей спицей,
Томитесь мол в реках горящей воды.

Лик солнца мы ценим не больше чем злато...
Но боги сомкнут его очи на миг.
Чтоб черное солнце спустилось на плато,
Чтоб стяг белой расы был снова велик.


Шепот Рун

Стоят леса в безмолвном горе,
Печаль укутана в пурпур;
В своей тоске седеют горы;
В скорбь пустился дикий тур...

Молчаливо текут усталые реки,
Их песни и сказы умолкли в слезах
Небесных урочищ, их холодные речи -
Всполохи гнева в далеких снегах.

И лишь Шепот Рун сотрясая эфиры
Кладезь миров навсегда отворит,
Зарницей сойдутся струны у лиры,
И вечность проснется, и Мать сотворит.


Сказ о Морене и о Ясном Солнышке

Стлались ливни на рассвете,
На оттаявшей земле,
Сквозь туманы в ясном свете,
Спали звезды в серебре.

А месяц ясный кладезь снов,
Миру явится в обличии,
Девы красной из цветов,
Песнь поющей нам по птичьи.

Солнце в водах заискрится,
Снизойдет Ярило к нам!
С бледной зимушкой зарница,
По лесам, да по долам.

Да по грозным небосводам,
Златоустый шепот грез,
По уставшим в поле вьюгам...
Скорбь замерзших зимних слез,

Ручейками в чащах бродит,
Все спеша на зовы рек,
Навь тропинками уводит,
Укрываясь в рыхлый снег.

Но Морены хитры снасти,
Тёмны чары белых льдов,
Движут острые их пасти
В земли сказочных лесов.

В думах Мара позабавить
Чернобога вечным льдом,
Светло - солнышко ослабить,
Одурманить вечным сном.

Но Белобог их песнь услышав,
Сечей грозной им грозя,
К льдам белесым с войском вышел,
Слово крепкое молвя:

Ты Моренушка умчися,
За смородинки чертог;
Ясно солнышко проснися
Ты явись к нам на восход.

Всполыхнулись навьи рати,
Мощно двинулись снега,
Вьюга тянет песни власти,
В дали кружится пурга.

Лязг мечей в дождях скрывался,
Обращалась кровь их в грязь;
Лес их копьями казался,
Стягом стала травы вязь.


Стаей белых лебедей

Ночи темные вздымались
Над простором журавлей,
Ливни скорби мощно стлались
В хмарь не скошенных полей,

Ветры бросились в изгнание,
Чрез поля да в глубь лесов,
Где предвечные стенания
И тревожны речи сов,

И неизведанные тропы
В чащу венами бегут,
Где речи леса - это стопы,
Что в молчании рекут.

Там не таят тревогу глади
Усмиренных тризной вод,
Раскидали свои пряди
Дев невинных хоровод.

И ладья в объятьях гари
Движет к северу в ночи,
Уступают толщи хмари,
Войны вскинули мечи...

Уж ласкают огни стопы,
Затянула песнь вдова,
У любви безумны тропы,
Быть сожженными дотла.

Шепчут, шепчут предки правду,
Сквозь глубокий навий сон;
В ночи лишь ночь оставит краду,
Справит тризну звездный сонм.

А на утро вереницей,
Тройкой рыжих лошадей,
Пробудит печаль десницей,
Стаей белых лебедей.


Исполин
(Александр Мрачный, Станислав Мирошников)

Я в преддверии вечности,
На замшелом пороге зимы,
И заплеталые тропы беспечности
От порога вьются в концы.

Одиноким молчанием полнятся,
В лесу вековые дубы,
А горы от старости крошатся,
Лишь от нас остаются следы:

От незримых речей исполинов
И от утренних песен росы,
Мы давно уже – уголь каминов,
А творенья – качают весы…

Те весы, что бессмертия правит,
Что без смысла решают за всех:
Где убийство, и кто из нас славен,
Где добро, а где праведный грех.

И лишь тонкой незримою нитью,
Я связан в потоке миров,
Где Боги безудержной кистью,
Отмеряют движение весов.


В песках не увидеть...

Ведают зори в лучах предрассветных,
Ведают листья сплетенных ветвей;
Дыханием изб убогих и ветхих
Ведают предки, а сонмы елей,

Шепчутся с ветром о мудрости древней,
Шепчутся с небом суть леса храня;
Раскинули корни Велесовы древни,
Пепел времен под собой хороня.

Вешние воды зерцалом в озерах,
Кладезь миров для того отворят,
Кто правду увидит в русалочьих слезах,
Кто не заметит всех прочих преград.

И там в глубине лесного узора,
Тогда Гамаюн расскажет о нас,
О внуках Богов и о эре позора,
Что песчаной волною накрыла всех нас:

В песках не испить студеной водицы,
В песках не увидеть Родных Богов,
Не вскинуть гордо к Хорсу десницы,
Увязнешь в песках однобогих воров.

Нам остается мчатся к зарницам,
Гордо воспрянуть верой в сердцах,
Снова сыскать перья жар-птицы,
Снова увидеть север в глазах!


Витязь

Скорбью слезной полны оковы,
Стремнины небесной, парящей в ночи;
Ветром гонимы тверди покровы,
Всполохом гнева сверкают мечи,

Небо с землею резво венчая...

Влагой студеной на гривы полей;
Месяц впотьмах укрывался не чая,
Теряясь от взора в кронах елей.

Сном не укрыты дебри тревожные,
Слезы небесные утирает листва,
Печальные думы в лесах невозможные,
Сказ предвещает Перуна стрела.

В дождях искупались замшелые гроты,
Верх мира не кажет звезд верениц;
В стенаниях проходят девичьи роды,
Время уходит эхом седмиц...

А кудесные речи вещунской старухи,
Заревом вспрянут потухших кострищ,
Вновь прикоснулись старые руки,
К узорам, ушитых судьбой, полотнищ.

Златые нити засияли во спицах,
Витязем слыть - младенца стезя,
Славой воспрянуть во многих зарницах,
Скорбью вдовы зазиять, как слеза.

Туманами стелиться путь вдоль осоки,
Тропою незрячих уйти вглубь трясин;
Шепчет старуха, ведают Боги,
Жизнь его круче, чем скалы стремнин.

Полчища ворогов бить по просторам,
Стать охранителем Русской земли;
Тревожно ступать по навьим чертогам,
Нутром ощутить дыхание зимы.

С невестой скорбящей сгинуть в полымя
Ладьи, что поникла, от огненных стрел
Девичьи слезы, горче полыни...

Глади несут их от всех прочих дел.

Пылью покроются сказы, былины,
Но только ударит Перуна гроза,
Взгляни на покрытые славой равнины,
Где Витязя путь, где война стезя!


Кровь от твоей крови...

...мы кровь от твоей крови...
...мы плоть от твоей плоти...

Ты, Мать-Земля! Твой образ с нами:
В думах, в венах, да с Богами.

Лесом стлались твои брови,
Бездны вод - твои глаза,
Надо мною небосводы;
Как чиста твоя душа!

Мое солнце, мои звезды,
Да печальная луна,
Твои раны то ли фьорды,
То ли мерзлые леда.

Ты печалишься дождями,
Грозы свита твоих слов,
Оказались мы слезами,
Твоих последних, вещих снов.

Неактивен

 

#22 2011-10-13 20:04:50

Мартин Борман
Member
Откуда: Антарктида База-
Зарегистрирован: 2010-09-04
Сообщений: 55
Профиль  Вебсайт

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Зловед, стихи прекрасны, спору нет.
Вот только ... они все какието зимние.
Читал и аж... замёрз.
А из летних ничего нет ?

И ещё - а кто такой Сианислав Мирошников ?


"Излей кровь свою в чашу её блудилища,и назад ты не получишь ни капли"
Алистер Кроули

Неактивен

 

#23 2011-10-14 04:54:05

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Из летних будут. Вообще, подборка называется "Льдяные узоры", что, как мне кажется, не двусмысленно.
Станислав, ибо сиАниславием никто из нас не занимается. Поэт-любитель, творчество его достаточно самобытное, его можно найти в нашей группе Вконтакте - Языческая лирика независимых авторов http://vkontakte.ru/club25471198

Неактивен

 

#24 2011-10-16 07:19:43

Зловед
Member
Зарегистрирован: 2010-10-02
Сообщений: 23
Профиль

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Ulv Sveneld
http://s004.radikal.ru/i206/1110/d8/13a96ff2c4f0.jpg
Bölverkr



* * *

Искусен Слова Жнец!
Жив брани злой Певец,
Что волком, кровью пьяным,
Средь сеч бушует рьяных.


Einsamkeit

Загубленных жизней оборваны нити,
Кому в глотку месть заливали сполна,
Тех, чьи кубки боли кровавой распиты,
Чьё бремя покоя разбила волна.

Их души – шипы злобой чёрных лесов
И градов тлетворных горелых руин,
Вкусив волю к власти, забыв тёплый кров,
Герои рождаются новых вершин.

Во тьме одиночества, в пламени войн
Куёт Молот опустошительный взор,
Долой негу тлена, клинок тянет в бой,
Где в громе грозы гнева яростен Тор.

Оберни морем рдяным скорбящее озеро,
Покрывалом пунцовым дорогу стели,
В кузне дух закалив непреклонностью Одина,
Тело – в Дикой Охоте средь волчьих долин.

Пусть иным не понятны порывы отчаянья,
Побед и потерь зачарованный рог,
Из рваных кольчуг океаны скитания
Волнами плоть скроют на тинге богов.


Если ты останешься одна…

Если ты останешься одна
В тусклом свете пожелтевшей люстры,
Ты поймешь, как горько пить до дна
Хмель непонимания и грусти.

Упадёт слеза твоя не зря,
Когда душу разорвут вопросы,
Тяжело найти, легко терять
Тех, кто понимает эти слёзы.

Память как награда и расплата,
Если с кем-то вновь сведёт судьба,
Можно, вспомнив прошлое, заплакать,
Зная, что осталась ты одна.


Здесь Ветер с Северных Морей

Здесь ветер с северных морей
В лучах зари вселяет дрожь,
И в свете сотен фонарей
Играется осенний дождь.

Усталость косит и печаль,
За утром утро, тяжесть ног,
Всё те же лица, та же даль,
И те же змеи злых дорог.

И чашка кофе, и балкон,
Пожухший Ингрии пейзаж,
Где будни, как унылый сон,
Вьют одиночества кураж.

Здесь возрождается поэт,
Душою в полдень умирая,
Где день, словно десяток лет,
Блестит зубами волчьей стаи.

Услышь мой стих за вервью вёрст,
Мой огонёк в ледовом царстве,
Мои мечты – мой верный мост
К тебе в желтеющем убранстве.

Ты ангел мой и мой ты демон,
Ты моё пламя и покой,
Ты укрощаешь штормы в венах
И в штиль врываешься волной.

Моя надежда, моя вера,
Цветок на плитах серых скал,
В твои глаза смотря, как в небо,
Могу признаться, что устал.

Пусть пепел мыслей всех людей
В огнях зари вселяет дрожь,
Твой образ в бликах фонарей
Не смоет бьющий в лицо дождь.

И хворь ли косит, иль печаль,
Найду я силы в жилах ног,
Ведь лик твой вижу, глядя в даль,
И солнце в нём для новых строк…


Люблю…

Люблю тебя нежно,
Люблю тебя страстно,
Душою безбрежная
Богиня прекрасная.

Люблю осторожно
Мой лучик таланта,
Твой свет белой кожи
И глаз адаманты.

Люблю твои речи,
Люблю твои жесты,
Легки наши встречи,
Как стройные персты.

Люблю за надежду
На радость и счастье
Мою белоснежную,
Что неба прекрасней.


Woe Rain

Скольких скальдов тревожил ты сказы,
Сколько струн разорвал твой мотив,
И блестящие, словно алмазы,
Капли пели их песнь для других.

То ли с гривы коня поднебесного,
То ль по воле возницы ветров
Вьёшься жизни узорами лестными
Или скорбью седых облаков.

Игрой света украсишь день солнечный,
Но кого-то погрузишь в тоску,
Хладной моросью выйдешь ты в полночи,
Но прильёт кровь к чьему-то виску.

Кому Фрейром и Бальдром ниспосланный,
А кому и крылатый скакун
Девы – смерти пророчицы росами
Увлажнит гальдрастав алых рун.

Слезой врана падёшь над омелою,
Кровью пустит тебя лютый муж,
Но не смыть тебе лжи света белого,
Как не смыть черноту наших душ…


Bölverkr of Winter Devastation

В кривых зеркалах бездны первопричин
Взор Ворона льёт на мир чёрный огонь,
И меченый злом рыцарь движется с ним,
Ты в ночь скачки Асгарда смерть узаконь.
Хмель самодовольства ослабленных тел,
Иллюзию силы в стеклянных очах
Безродных существ, чей на ложе дух смел,
Предай волком алчущим жертвы печам.
Снег пеплом кровавым на взмахе меча
В ночь станет по воле судьбы палача,
Ты, призраков павших ужасный король,
Рисуй вьюгой страха личины на Йоль.
Свеча догорит в резах гибельных рун,
И лес в дикой страсти подымет вой злой,
На стылую землю низвергнув звезду,
Бескостным даря долгожданный покой.
Дуб гласом могильным о горе вещал,
Кольчуги героев мороз целовал,
Вероломного натиска вьюги шторма
Оскалясь сжирают пожитки раба.
Вторжение смерти, огонь, боль и крик,
Ты челюсти-веки сомкни, волкодлак,
Скрыв око-луну, мёртвый космоса блик,
Паря во мгле Вороном, жалости Враг.


Потерянный поэт

Где-то за окошком
Умирает свет,
Чуть сутулясь, пишет
Свой стишок поэт.

И за словом слово –
Он слагает мир,
Царь он и крестьянин,
Пламя и факир.

Где-то за дверями
Жизни бьет фонтан,
Но он не омоет
Сердца тяжких ран.

Где же жизнь реальней –
Там иль под пером,
Где среди окалин
Пепел, боль и сон.

Не ответит в мире
На вопрос никто,
Не спасет в трактире
Горькое вино.

Где-то, в темном месте
Угасает свет,
Пишет неизвестный
Свой стишок поэт.


Смерть – Награда Героев

В ночь откликнись на зов леденящего ветра,
Полной грудью вдохни урагана порыв,
Воле Волка послушна душа и бессмертна,
Что клинками поёт тысяч праведных битв.

Местью брызжет луна, созывая набатом
Под знамёна умерших, но не побеждённых,
Снова грохот сапог, снова волки-солдаты
В жертву Чёрному Солнцу несут миллионы.

Кровью полнится ночь, крови алчет природа,
В Рагнарёка шторма ока навьего взор,
Никчёмной породе убогих народов
Бесславный конец неизбежен и скор.

Нет смысла кричать, спастись уже поздно,
Беспощаден Вотана прибой громовой,
Волкоглавых дыханием смерти морозным
Стада грязных скотов он ведёт на убой.

Ввысь пламя войны и трагедий потери,
Ввысь крыльями славы стального орла,
Претя самой жизни сражаться и верить,
Ведь конь Всеотца закусил удила.

Вспомни блеск сотен мечей
Там, где режут брег драконы,
Распрей хмель, Убийца, пей
До последнего патрона.

Волю дай огню сердец,
Позволь стали нежить кожу,
Здесь достоин лишь храбрец
С девой-смертью лечь на ложе.

Простреленный китель с петлицами молний…
В глазах меркнет кровью омытый Асгард,
К Вальгалле в последний раз вскинув ладони,
Взойдёшь ты на свой погребальный драккар.


* * *

Эх, не нужно мне вина, вина старого,
Меня кровью напоит битва ярая.

Не по мне дым табака ароматного,
В дым пожарищ я уйду за расплатою.

Не меня девиц уста нежить просятся,
А свинец и сталь ласкать меня бросятся.
http://s017.radikal.ru/i443/1110/43/4cb43f80c876.jpg

Александр Мрачный
http://s017.radikal.ru/i438/1110/1c/cc86de83ef9c.jpg
К…



К Сирин

На белесых ветвях кощного древа,
Страдания вестник, горя, беды,
Краса неприступная да печаль убиенная,
Сизокрылая дева во скорби сидит.

Ей шепотом правит навьего чрева
Властитель чертогов за светом зари,
Путь освещает лучиною тленной,
Да за крылами невидно следит.

Слезой подневольной полны ее очи,
Голубкой вспорхнуть многоликий претит,
Лишь песнь ей творить под покровами ночи,
С надеждой, что боль она исцелит.

Но не сбежать от кручины проклятья,
О горе своем ей не рассказать;
Стрелою забвенья да словом заклятья,
За песнь ее путникам жизни отдать!

Я иду за тобой, во скорби пылая,
Вдохновению - пожарищ! Творениям - дым!
Где муки твои, там поле полыни,
Где сказы мои, там слезы Сирин…


К Гамаюн

Сквозь века, сквозь тьму, невзгоды,
Шаль обмана сметая,
Громогласно словом, гордо,
Летит дева во крылах.

Не во снах ли нам являлась,
Ты, предвестница грозы?
Брань в речах твоих сказалась,
Смерть грядущей череды.

Неспокойны в реках воды,
Запоздала кровь – заря,
Вещей путь пролег с восхода,
Манят рок колокола.

В распростертых дланях книга,
Звезды буквами глядят,
Слово мечет искры, иглы,
Кривде правдою претя.

И там где страсть утихла струн,
И горстки мытарей стезя,
О, мудра дева Гамаюн,
Там вопрошаю я тебя!

Скажи, вернется Солнце иль Заря?
Иль годы прожили зазря?
Да почивать ли нам, иль голодать?
Скажи, что в путь с собою взять?

Длани к солнцу, молвить клятву!
Очи в небо, дым-война!
Огни в стопы, злости брату,
Путь в разлуке, тишина.

Горю – воля!
Брани – повод!
Златом тризна сдобрена,
Сокол в поле змием скован,
Пробежь мертвая до дна.


К Осени

Туманы опутали земли далекие,
Хмарь неотступная гложет леса,
Дерев распустились косы высокие,
Тучами полнились в ночь небеса;

К востоку шептали девы небесные,
Солнца желали слезно они,
Но окликались им стоны древесные,
Да окрик поднявшие ввысь журавли;

Леями стлались травы умершие,
В сон уходили живых берега,
Мареною мерились шаги не дошедшие,
На струнах осенних – песнь серебра.

Словом разились тени пугливые,
Песни нечисты разносят ветра,
Вранов настала пора говорливая,
Зори предношной краснела фата.

Вновь расставание четы божественной,
Вновь скорбь голодная да тишина;
Взгляды холодные, горькие месяца,
Красная дева, одна, далека.

Кручиной согрелись сердца человеческие,
Чащи глубокие щекочет листва,
Ливни казались нам целою вечностью,
Так и не хватит для сказа листка…

Рунами резалась, да нитями вилась
В эти мгновения наша судьба;
Быть мне с тобою – зиркам приснилось,
Слыть нам печалью, сгоревшей дотла.

Высь почерневшая да непроглядная,
Дай насладиться тобою сполна!
Быть мне в могиле осенью хладной,
Пить мне из кубка бездны вина…


К Матери

К Матери Русской я гневно взываю,
Дланями к сердцу руки прижав,
Родову совесть я вновь призываю,
Клятву Славянскую небу воздав.

Тоска неприглядная,
Сошедшей с тропы…
Кровь твоей крови,
Руки в крови…
Даль непроглядная,
Думы во лжи…
Плоть твоей плоти,
В оземь легли…

Что ж ты Великая распутью предалась?
Идет вдоль дороги хромой воронок…
Что ж ты родимая чужеземцу отдалась?
Догорает лучины худой волосок…

Да наполнились предков чертоги молчанием,
Суровыми ликами просинь глядит,
Огнь не возжечь пустым подаянием,
Тем, кто младенцу во чреве вредит.

Груди земли оросились слезами,
Туманами вышит плачеи платок,
Распущена скорбь травы волосами,
Дрожит одиноко нарожденный цветок.

К Матери Русской я гневно взываю!
Усохли в руках горсти земли…
К девам Славянским судьбу призываю –
Не сгинуть в полымя Роду Руси!


К Черному Богу

Хмарой смежались небесны виконца,
Гремячие воды смеркали в громах,
Тучи волками съедали лик солнца,
Ночница воспета во темных крылах.

Очи позарились красною девой,
Ночка вещала объятий любви,
Вервью сплеталось вечное древо,
Не терпит хмельная сонливой тоски.

Думы тянулись к Черному Богу,
Кровь охмелевшая ярость дала;
Стопы мои ушли в путь дорогу,
Доля нелегкая требу взяла.

Клятвы даны, да песни отпеты,
Кружится, мечется рок вороньем.
Ночь мне шептала желанны ответы;
Брагой мечтаний я стал королем.

Жертвой кровавой сдобрился месяц,
Бубны растлели поля ворожбой,
Злых языков надуманы мести,
Разум хмельной выдумал бой.

Черному Богу – жертву победы;
Темному лесу – колючих ветвей;
Ворогу бед да кровной измены,
Заклик сей, вторя меж кощных елей.


К Предкам

Вещало в громах, разило в молниях…
Речи бессмертных решусь молвить ли я?
Предков покои добрым словом воспеть;
К рождению героя – умереть, но успеть!
Русью хмелеть, длани всполохам, ликов небес;
Копья ворогам!
Видеть чужих в княжьем тереме;
К серым и злым, не примкнуть ли мне?
Поутру горсть земли к груди прижимать;
Светлоокую деву в бою вспоминать…
Честь отцову лихой свободой крепить…
Братину кровью врага напоить…
На зов берегинь темным лесом идти;
Дорогу домой среди звезд обрести…
Молчать у курганов, трепет сыну внушать;
Светло-Солнце встречать, да Луну провожать.
Полной грудью вздохнуть, жадной гордостью;
Я на Русской земле с чистой совестью!
К Предкам в сердце воспеть, дланью к просини,
Слыть героем посмертно по осени…
---------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North
http://s011.radikal.ru/i317/1010/7e/2db175cf5498.jpg

Неактивен

 

#25 2011-10-19 17:37:48

Мартин Борман
Member
Откуда: Антарктида База-
Зарегистрирован: 2010-09-04
Сообщений: 55
Профиль  Вебсайт

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Класс, Зловед !
А " К Чёрному Богу " вообще божественно ))

Молодец ( = Мёлнир ) ! Так держать !


"Излей кровь свою в чашу её блудилища,и назад ты не получишь ни капли"
Алистер Кроули

Неактивен

 

#26 2011-10-21 15:23:49

Мартин Борман
Member
Откуда: Антарктида База-
Зарегистрирован: 2010-09-04
Сообщений: 55
Профиль  Вебсайт

Re: Зловед - Правая Языческая Поэзия

Кстати, Зловед, у меня к вам деловое предложение ( написал в ЛС ).

Отпишитесь пожалуйста.


"Излей кровь свою в чашу её блудилища,и назад ты не получишь ни капли"
Алистер Кроули

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson