White Traditions Society

official forum

  • Вы не зашли.

Книги электронного издательства «Ex Nord Lux DIGITAL»

#1 2012-02-01 12:04:22

Germania30
Member
Зарегистрирован: 2012-01-29
Сообщений: 29
Профиль

Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения Ю. Эволы.     

Автор статьи Germania30

Барон Юлиус (Джулио Чезаре Андреа) Эвола родился в Риме 19 мая 1898 г. в аристократической семье, имеющей далекие испанские корни.
В 1920-е годы Эвола начал знакомиться с различными эзотерическими текстами. Постепенно он сам освоил основы оккультизма, алхимии, теории магии. Также интересовался восточными эзотерическими практиками, в частности ламаизмом, йогой и тантризмом.
Предвзятое отношение к Эволе со стороны как академических научных кру¬гов, так и «гуманистически» ориентированных эзотерических орга¬низаций связано не столько со скандальной репутацией мага, языч¬ника, алхимика, тантриста, буддиста и т.д., сколько с непосред¬ственным его участием в разработке расовой доктрины фашист¬ской Италии и тесными контактами с верхами Третьего рейха.
Последствием "избирательного" подхода в издании трудов Эволы неизбежно привело к довольно однобокой оценке наследия мыслителя в среде отечественных традиционалистов.
Отечественные "традиционалисты", как правило, являются поклонниками "ориентализма" и тезиса о «свете с Востока», в то время, как данный тезис Рене Генона, Эвола называл «ложным взглядом». Известно, что именно это и стало причиной разрыва самого Эволы с его учителем Рене Геноном. [1]
Рене Генон, который, вопреки сво¬им разногласиям с Эволой, был его ближайшим союзником, го¬ворит о нем так: «Огонь во льду и лед в огне... крик орла... демон действия» [2,162].
Перу Юлиуса Эволы принадлежат такие работы как «Языческий империализм», «Восстание против современного мира», «Люди и руины», «Оседлать тигра»,  «Фашизм с точки зрения правых»,  «Путь киновари», «Герметическая традиция», «Теория абсолютного индивидуума».

Добавлено спустя     1 минуту   3 секунды:
Становление и развитие политического мировоззрения Ю. Эволы.

Говоря о влиянии на мировоззрение Юлиуса Эволы, можно выделить таких мыслителей как Платон, Мейсер Экхарт, Фридрих Ницше, Густав Лебон.

Сторонник раннего фашизма и оккультист Артуро Регини, оказал  решающее влияние  на антидемократическую и волюнтаристскую установку Эволы.
Регини познакомил Эволу с произведениями Рене Генона и, соответственно, с главенствующей в них идеей «Традиции» [2,53].

Влияние на Эволу автора книги  «Пол и характер» Отто Вейнингера, простирается от этики до отношения к женщинам, от мыслей о государственности до пози¬ции относительно иудаизма и расовых вопросов. Поздняя работа Эволы «Метафизика пола» задумывалась изначально как пре¬дисловие к «Полу и характеру» и его критика, но впоследствии разрослась настолько, что по праву стала отдельной книгой [2,16].

Заслугой   Рене Генона является то, что он показал, что смысл так называемого "прогресса" состоит не в чем ином, как в последовательном упадке власти и того типа цивилизации, который с ней связан; упадке, который распространяется от одного к другому из четырех каст [3] .

Эпоха, когда духовные вожди (в той или иной форме, например священные короли)  пользовались верховной властью, уходит корнями почти в доисторические времена,  именно подобные суждения, как мы увидим ниже, определили вектор политической мысли Юлиуса Эволы. 

Понятие «Традиция», Генон понимал не как совокупность определенных правил поведения и обычаев прошлого, но как метафизическую реальность, превосходящую время: тотальность принципов и высших, а потому вечных, неизменных ценностей, всецело укорененных в Бытии, т.е. трансцендентности, и воплощающихся в историческом мире в более или менее материализованной форме. Эта традиция образует органичное целое, иерархически структурированное и стремящееся преодолеть связанный с природой элемент, формируя высшее метафизическое основание.

Регини, а вслед за ним и Эвола, полагал, что классическая римская и греческая религии, а также имперская концепция государства вплотную приближались к этому идеалу. Упадок Традиции, сделавшийся перманентным главным образом с приходом христианства, содействовал крушению Римской империи и в итоге привел мир к его нынешнему состоянию разобщенности. Последним грандиозным жестом Традиции была средневековая империя Гогенштауфенов с ее идеалами аскетизма, рыцарства и строгого феодального разделения общества.

Регини и другие традиционалисты надеялись, что древняя Imperium Romanum может быть восстановлена уже при их жизни. В 1924 году в своем журнале «Атанор» Регини пишет, что предвидел появление в Италии строя в античном духе и желал этого.

Первостепенной задачей такого режима должна была стать реставрация духовных ценностей, под которыми Регини подразумевал антихристианские и антидемократические принципы.

Таким образом, антидемократическая и антихристианская направленность красной линией проходят через все работы Юлиуса Эволы.
К первому выпуску  журнала «Башня» Эвола пишет: «Неустанно и бескомпромиссно мы выступаем против сниже¬ния духовного уровня, что вошло у современного человека в привычку... Мы сопротивляемся потере всякого высшего смысла в жизни, материализации, социализации и стандартизации, кото¬рым все подчинено... [2,66].

Для Эволы становится неприемлемой система демократических ценностей, а саму демократию он называет «регрессивным и сумеречным явлением» [4].

   Демократия, по Эволе, с его равенством голосов отрицает и умаляет достоинство личности, поскольку голос великого мыслителя, князя церкви, выдающегося юриста или социолога, крупного полководца уравнивается с голосом безграмотного ученика мясника, или первого встречного, легко поддающегося влиянию толпы.
Свойственное в то время сугубо отрицательное отношение Эволы к христианству, естественно, вызвало недовольство среди многих фашистских иерархов, стремящихся к сотрудничеству с церковью.

Развернувшаяся полемика подтолкнула Эволу к написанию "Языческого империализма" (1928), где он категорически отвергал христианство как несовместимое с имперской идеей.

Добавлено спустя     2 минуты   12 секунд:
Новый  мировой порядок как возвращение к Традиции.

Основываясь на идеях Платона и даосизма, Эвола высказывает соображение о том, что повелевать должны только те, кто обладает подлинной духовностью.
По Эволе, правовая система и легитимность государства могут основываться только на его могуществе, при условии, что это последнее понимается в духовном смысле.

Для Эволы, Рим был культурной формацией непостижимого происхождения, имевшей своих полубогов и божественных царей…».
Воскрешение Рима должно было совпасть с формированием  как подлинной священной монархии так и аристократии.

Монархия должна быть восстановлена и усилена, монархия, по Эволе должна стать динамичной как органичной, центральной и  абсолютной функцией, воплощающей мощь власти и свет Духа в отдельном существе.

Обращаясь к древности и римским традициям, взор Эволы падает на диктатора Суллу. 
Сулла известен как безусловный сторонник сената и враг всяких демократических реформ и тенденций. Многие из современных историков считают Суллу первым римским императором.

Суллу считали  сторонником и защитником сенатской олигархии, человеком «консервативного образа мыслей» [5].
В набирающих  силу   фашистских режимах, таких  как   немецкий национал-социализм, бельгийский рексизм, испанская фаланга, режим Салазара, румынская Железная Гвардия,  Эвола видит  «мировую революцию»,  как общее движение, направленное против пролетарской революции.

Однако видя угрозу обмирщения, массовости и антиаристократизма в подобных движениях, Эвола призывает  вычленить в фашизме идеи, роднящие его с великой европейской политической традицией, и отсечь те, которые в результате компромисса подверглись искажению или прямому извращению [4].

«Для нас как интегральных сторонников Империи, проявляющих склонность к аристократизму, непримиримых противников плебейской политики, любой «националистической» идеологии, вся¬ких партийных чинов и всех форм партийного «духа», а также какой-либо более или менее замаскированной формы социализ¬ма или демократии, фашизма недостаточно», - пишет Юлиус Эвола, относя подобный тип мировоззрения к сверхфашизму.   
 
Не удивительно, что Эвола видит в фашистском и национал-социалистическом движениях возможности для воссоединения людей с миром Традиции, перспективы для созидания подлинной истории и новых легитимных отношений Духа и власти.

Во время войны Эвола преследовал три главные цели:
1. Возвестить духовное единство между Германией и Италией.
2. Распространять свои идеи, касающиеся расового вопроса.
3. Сразу после войны создать в Европе новый порядок.

Добавлено спустя     4 минуты   8 секунд:
Критика фашистских режимов. Аполитея.

Как известно, на ранних этапах своего творчества, Эвола публиковал ряд эссе антифашистского содержания.
Так одни из первых его работ публиковались в демократическом издании «Демократическое государство».
В 1926 году, Эвола   стал публиковаться во влиятельном журнале «Критика фашизма».

Смысл его статей в «Критике» был всегда одинаков: борьба против католической церкви, против буржуазности в фашизме, против чиновничества, а также досада на то, что настоящую культурную революцию, основанную на духовности, фашизм так и не свершил.

Непосредственной причиной такого отношения стал выход в «Критике фашизма» в 1927 году эссе «Фашизм как воля к империи и христианство», которое привело к настолько яростным реакциям.
С разочарованием, Эвола констатирует факт, что  более глубокому пониманию римского символа – его духовного, мировоззренческого измерения – и древнеримского мира в целом официальный фашизм приблизиться не сумел.

«В фашизме  возобладала идея «массовой партии», что нанесло ущерб той положительной роли, которую могла бы сохранить партия при определённых условиях» [4].
Далее он уточнял, что фашистское движение «лишено какой бы то ни было культурной или духовной основы». Лишь после того, как успех принесла «чисто материальная сила», фашизм озаботился созданием таковой, «подобно нуворишу, пытающемуся купить образование и дворянский титул».

Как полагает Ю. Эвола,  «фашизм, поглощенный борьбой и заботами конкретной политики, по-видимому, не интересуется созданием иерархии в ее высшем значении, иерархии, основанной на чисто духовных ценностях и знании, презирающем всю скверну «культуры» и современного интеллектуализма, чтобы ее центр мог вновь занять то положение, которое в равной степени находится вне светских и религиозных ограничений» [4].

Негативное и презрительное отношение к мещанскому и буржуазному духу, Эвола выражает в своей  статье «Наш антибуржуазный фронт», опубликованная в немец¬ком консервативном журнале «Кольцо» (Der Ring), где бичует образ жизни бюргера.
   «Буржуазия есть главный враг фашистской революции» - таков вердикт Ю. Эволы.

Глубоким разочарованием в фашизме, можно объяс¬нить обращение Эволы к «намного более последовательному» национал-социализму.
Однако и под сенью  священных германских дубов, мыслитель не нашел должного успокоения!
В национал-социализме, как и в фашизме, Эвола видел все те же губительные мотивы.

Эвола бичует вождизм и фюрер-принцип, как признак антитрадиционной направленности, которая, в свою очередь,   несовместима с идеалами истинно правого движения.
Эволу возмущает факт неприязни Адольфа Гитлера к идеалам монархии, а весь национал-социализм он называет  «народной диктатурой».
Не только древние германские традиции, но и сама концепция расы и Рейха, по Эволе, были перенесены Гитлером на уровень масс, что привело к деградации и извращению данных идей.

Однако,  Эвола видит силу национал социализма в том, что он взывает к глубинам подсознания немецкого народа, которые уходят корнями в так называемый «прусский дух». 
Положительным моментом в политике Рейха, Эвола видит меры по защите крестьянства.
Оценивая духовную ситуацию Германии, Эвола не обходит вниманием такие организацию как Thule Bund, а так же такие фигуры как Гвидо фон Лист и Ланц фон Либенфельс, однако Эвола определяет эти  течения как поверхностные  и не имеющими  никакой связи с подлинной традицией[4].

Идеи, вдохновившие определенные круги на создание «германской религии» или «веры», по Эволе, имели очевидно натуралистическую и пантеистическую основу, что ставило её на довольно низкий духовный уровень.
Эвола вел острую полемику с Альфредом Розенбергом, которому, как полагал Эвола «недоставало понимания трансцендентальных измерений сакрального»,  философ спо¬рил с Вальтером Дарре, в то время уже ставшим рейхсляйтером NSDAP.

Говоря о национал-социализме, Эвола не скрывал своих симпатий к СС.
Если Гитлер с подозрением относился к потомкам старинных правящих родов, то, по мнению Эволы,  рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер,  питал к ним слабость, желая, чтобы в Третьем Рейхе СС стали сословием, принадлежностью к которому мог бы гордится даже наследный принц [4].

Согласно Эволе, основу будущего государства должна сформировать элита, выходящая за рамки партии и какой-либо политико-административной структуры, эли¬та, которая явится в форме нового «ордена», то есть как некая аскетическая воинская организация, скрепленная принципами «верности» и «чести».
Эвола видел в СС организацию для создания подобной элиты и симпатизировал этой структуре, спроектированной Гиммлером по модели Тевтонского ордена. Наличие у СС замков, где проводились «посвящения», акцент на преодоление чисто человеческого элемента, этические требования (верность, дисциплина, пренебре-жение к смерти, готовность жертвовать, бескорыстие) наряду с физической доблестью, как предварительные условия вступления в орден, подпитывали уверенность Эволы в своей правоте.

Однако, ни сам Рейхсфюрер ни видные деятели Рейха, не питали к Эволе ответных теплых чувств.
Немцы называли Эволу «римлянином –реакционером» и  «сторонником старомодного аристократического феодализма», дилетантом, а так же человеком, чье мировоззрение построено скорее  на мифах, нежели на реальных идеях.

Впрочем, говоря о мифотворчестве, Эвола признавал, что Третий Рейх, в вопросах создания нового   мифа несомненно превзошёл фашистскую Италию, ведь  в фашизме, «римский миф как мировоззрение так и не получил более глубокого и внятного содержания»[4] .

Крушение надежд, возложенных на наци¬онал-социализм, привело Эволу к философской  позици аполитеи.
В книге «Оседлать тигра», Эвола отстаивает учение об аполитее как единственной позиции, достойной традиционного человека. Должно быть свободным, дабы соглашаться с безумствами мира внешне, но внутри быть обособленным и способным расстаться с ними в любой момент по собственной воле.

Вследствие присущих ей имманентных противоречий и все более усиливающейся напряженности современная цивилизация приведет себя к смерти. Надо лишь удержаться на спине тигра и не упасть, чтобы избежать его когтей и клыков [2,141].

Если ждать достаточно долго, то из-за непрекращающегося бега тигр ослабнет и утомится, пока, наконец, не свалится от истощения. Тогда его можно будет задушить голыми руками. Об этом Эвола говорит: «Сегодня нет никакой идеи, никакого стремления и цели, ради которых стоит жертвовать собственными подлинными интересами» и «Аполитея должна быть принципом дифференцированного [т.е. традиционного] человека.

Добавлено спустя     5 минут   37 секунд:


продолжение следует

Отредактированно Germania30 (2012-02-01 15:10:47)

Неактивен

 

#2 2012-02-01 12:56:00

Artemiys
New member
Зарегистрирован: 2010-11-25
Сообщений: 6
Профиль

Re: Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

Довольно интересно, познавательно читается. Благодарю, камрад!

Неактивен

 

#3 2012-02-01 12:59:45

Germania30
Member
Зарегистрирован: 2012-01-29
Сообщений: 29
Профиль

Re: Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

Раса и Традиция в философии Ю. Эволы.

Конец 19 –начало 20 века породил новое направление в науке –расологию.
Ряд крупнейших ученых с мировым именем, посвятили свою жизнь  изучению данного феномена.
Не секрет, что увлечение расовым вопросом  в конце 19 – начале 20 века было популярным не только в научной среде.

В исследованиях расовых теоретиков, многие видели спасительный свет, ибо объявленный  Шпенглером «Закат Европы» заставлял задуматься о причинах приближающегося краха.
Расовые теоретики,  как казалось, открыли расовые и евгенические законы, согласно которым, великие страны, империи и даже цивилизации,  гибнут по причине вымывания доминантного культурообразующего расового ядра.

Немецкий расовый теоретик Г. Гюнтер писал: «Нордическая идея начала осознавать себя в 1853-55 годах, когда граф Артюр Гобино (1816-82) опубликовал свой «Очерк о неравенстве человеческих рас», труд, в котором впервые было указано на значение нордической расы в жизни народов, говорящих на индоевропейских языках»[6].
На рубеже веков появилось еще одно научное направление, которое получило название «антропосоциология». Данное направление наиболее ярко представляли Жорж Ваше де Лапуж (1854— 1936), Отго Аммон (1842-1916), Людвиг Вольтман (1871—1907).   

Альфред Плётц, переработавший идеи «отца евгеники» Фрэнсиса Гальтона (1822-1911), основал в 1904 г. «Архив расовой и общественной биологии», а в 1905 году – Немецкое и Международное общество расовой гигиены.
Свои натурфилософские взгляды в книге «Раса и прародина индогерманцев» (1936), выразил антрополог, этнолог и биолог Отто Рехе [7].
Одним из ярких ученых того времени был русский расовый теоретик Иосиф Егорович Деникер (1852- 1918).

Ведущий расовый теоретик Веймарской Германии, а затем и Третьего Рейха Ганс Ф. К. Гюнтер в своей фундаментальной работе «Нордическое мировоззрение» открыто признавал, что название базовой части немецкой расовой доктрины «впервые ввел русский расовый теоретик Деникер.
Другой крупный немецкий авторитет в означенной области Вальтер Шейдт, свою книгу по систематизации терминологии назвал «История антропологии от Линнея до Деникера».
Свои взгляды на расовые проблемы излагал Людвиг Фердинанд Клаусс, в книге «Нордическая душа», написанной в 1932 году.
Немецкий расолог Ганс Гюнтер, заложил основу немецкой расологии, которая была поднята в Третьем рейхе до уровня науки [8].

Юлиус Эвола, в своих исследованиях, не только уделял значительную роль вопросам расы, но и представил миру свой взгляд на данную проблему, разработав так называемую теорию «внтуренних рас».     
Эвола основательно изучал расовый вопрос и неоднократно обращался к нему в своих газетных и журнальных статьях. Кроме того, он, в той или иной мере, касался данной темы в большинстве своих книг, а четыре работы посвятил исключительно ей.
Расовому вопросу посвященны такие книги Ю. Эволы, как: "Три аспекта еврейского вопроса" (1936), "Миф крови" (1937); "Указания по расовому воспитанию" (1941) и "Синтез расовой доктрины" (1941).

Как полагает исследователь творчества Эволы, Хансен, предшественниками Юлиуса Эволы были Монтень, Гердер со своим Volkergeist (духом народа), Фихте, Лебон и Л.Ф. Клаус, вероятно, наиболее сильно повлиявший на эту сферу изысканий Эволы.
Именно Клаус, благода¬ря своему Rassenseelenkunde (учению о расовой душе), вдохновил Эволу на развитие его доктрины расового духа (Rassengeisteskunde) [2.120].
Для Эволы,  расовая теория антиисторична и антиэволюционна.

По Эволе, расизм имеет ценность катализатора. Реакции индивидов на расовые идеи представляют собой своего рода барометр, который показывает "количество" расы, присутствующее в них. Сказать "Да" или "Нет" расизму – это не просто интеллектуальная альтернатива, это не субъективный и произвольный выбор. "Да" расизму говорит тот, в ком еще жива раса [1] .

В расовом мировоззрении Эволы, ярко читаются его политические антидемократические и антибуржуазные убеждения.
Расовая идея, по Эволе политически противостоит демократическому миру, а в культурной сфере – конструкциям и предрассудкам буржуазного общества, утверждая принципы доблести, благородства и достоинства, которым нельзя "обучить" [1].

Расовая идея – это национализм в его положительных аспектах. Оба они являются здоровой реакцией против демократических и коллективистских мифов. В противовес мифу безликой пролетарской массы без Отечества, расовая идея и национализм означают превосходство качества над количеством, космоса над хаосом, формы над бесформенностью.
В «Основах фашистского расового учения» он утверж¬дает следующее: «В своей высшей форме расовая доктрина име¬ет значение революционной в культурном и духовном смысле идеи. Она может даже принять значение «мифа» [2,115].

Как консервативный мыслитель, Юлиус Эвола исследует проблему расы с точки зрения философии традиционализма.
Под словом "Традиция" понимается сумма творений, приобретений и верований, унаследованных от наших предков, однако современнники далеки от того, чтобы выявить  главный субстрат всякой Традиции! Этот субстрат, по Эволе и заключается  в крови и расе, а так же чувстве единства.

Таким образом,  расизм дает жизнь традиции и делает осязаемым ее характер!
Расизм борется с предрассудком  "Ex Oriente lux" ("Свет с Востока"), т.е.  ложном мифе о том, что   наиболее древние цивилизации родились в восточно-средиземноморском бассейне или в Западной Азии и будто из них, а затем из еврейской религии Запад получил свое развитие!

Расизм полностью изменил это представление.
Истоки наиболее высокоразвитой цивилизации, характерной для белых рас и, в общем, для индоевропейских народов, как утверждает Эвола, находятся не на Востоке, а на Западе и Северо-Западе.
В сравнении с великолепием северо-западной и арийской предыстории, восточно-азиатские цивилизации предстают сумеречными и гибридными, как в духовном, так и в этническом плане.

"Свет Севера", "гиперборейская мистерия" – таков центральный мотив  расовой доктрины провозглашаемой бароном Юлиусом Эволой!
Как отмечает исследователь творчества Юлиуса Эволы,  Хансен, «сам Муссолини предложил философу сделать подобные расовые теории государственной «фашистской» доктриной».

Если идеи Эволы где и обрели «официальный» характер и вытекающее отсюда влияние на правящий режим, то именно в расовом вопросе.

Добавлено спустя     1 минуту   22 секунды:
Расовая доктрина Юлиуса Эволы.

Поскольку Эвола,  рассматривает всякую проблему, соотнося её с трансцендентным (чьё проявление в человеке он, в противоположность «душе», называет «духом»), то неудивительно, что, обращаясь к теме расы, философ придаёт особое значение духовному фактору.
Для Эволы, раса вторична! Первостепенный фактор - это Дух и Традиция, потому что раса, в метафизическом смысле, пребывает в Духе прежде, нежели выражается в крови.
В концепции Эволы, раса – это глубинная сила, которая проявляется как в физическом плане (раса физическая), так и в духовном (внутренняя, духовная раса).
В широком смысле слова, чистота расы имеет место, когда физическая раса соответствует духовной, или внутренней расе, и способна служить ей, являясь наиболее адекватным ее выражением [1].
Так как расовая  доктрина Эволы обусловлена Традицией, то основание являет традиционное представление о человеческом существе, в соответствии с которым природа данного существа трёхчастна, то есть, включает три принципа: Дух, душа и тело…
Таким образом, Ю. Эвола вводит трехчастную структуру и разграничивает расу тела (которая охватывает обычное понятие о расе), расу души (тип характера, образ жизни и эмоциональное отношение к окружающей среде и обществу) и расу духа (разновидность религиозного переживания и отношение к «традиционным» ценностям).

Согласно данной трехчастной структуре, Эвола классифицирует свои расовые изыскания как расовые теории трех уровней.
Расовая теории первого уровня, рассматривает человека как тело, как чисто биологическое и природное существо. Т.е. со всей смелостью можно утверждать, что к расовой теории первого уровня, Эвола относит именно расово-антропологическую школу.
"Теорию расовых душ" или психоантропологию Людвига Клаусса, Эвола прикрепляет к  расовой теории второго уровня,  так как она исследует взгляд на человека, как на душу [1].

Свою расовую концепцию «рас духа»,  Эвола возносит на вершину этой пирамиды.
Предметом расовых исследований третьего уровня, являются исследования которые доходят до самых глубинных корней расы, когда речь идет о нормальных цивилизациях и высших человеческих породах, корней, связанных со сверхличными, сверхэтническими, метафизическими силами.

Возвращаясь к пониманию мифов и символов, обращаясь к древним традициям, видя в них выражение сверхрациональной реальности,  а так же печать тех метафизических сил, которые действуют в глубинах рас, традиций, религий, исторических и доисторических цивилизаций, Эвола выводит свою собственную расовую классификацию.
Так, Эвола выделяет   расу Солнца,  расу Луны, или "деметрийскую" расу, расу Титанов, расу Амазонок, расу Афродиты и последняя раса духа в классификации Эволы – это "раса Героев".
Как и говорилось выше, для Эволы,  расовая теория антиисторична и антиэволюционна.
Именно с позиции его концепции рас Духа, Эвола проводит строгую разделительную черту между   биологическими и духовными человеческими расами.
По Эволе,  "природные" (биологические) расы, скатились и деградировали к чисто животному образу жизни вместо того, чтобы сделать центром своих устремлений  Дух.

В природных (биологических расах) преобладают коллективные элементы, такие как инстинкт, родовой характер, дух единого этноса.
Как известно, основной мишенью нападок расологов от биологизма, являлись евреи.
Расовая доктрина Эволы, по данному вопросу имеет ряд фундаментальных отличий.

Прежде всего, Эвола замечает, что в результате ассимиляции культур речь уже идет не о физическом, а о духовном обрезании. Евреи могут прогрессировать внутри нееврейской цивилизации, так как  неевреи часто усваивают ментальность и образ жизни, первоначально свойственные евреям [1].

Фактор, оказавшийся решающим для враждебного отно¬шения Эволы к евреям, - это постулируемая Вейнингером и самим Эволой (а также, безусловно, его последователями) идентификация со¬временности с еврейским духом [2, 22].
Эвола метафорически сравнивал еврейство с  метафизическим «злом».

Добавлено спустя     2 минуты   37 секунд:
Ю. Эвола как критик биологизма.

Как известно, в основе расовой теории лежит предположение о существовании в природе «железного закона», в соответствии с которым спаривание каждого животного должно осуществляться только с представителем или пред-ставительницей своего вида. Только такие исключительные обстоятельства, как жизнь в неволе, могут привести к нарушению этого закона и расовому смешению. В этих случаях природа начинает мстить, используя все возможные средства для борьбы с такими на¬рушениями [9,132].

Эвола, будучи автором учения о внутренних расах, протестует против подобного подхода.
По его мнению, «извращенная склонность современного человека к «наукообразному» мышлению привела к выводу, что достаточно применить определенные профилактические и евгенические меры, препятствующие дальнейшему расовому смешению чтобы едва ли не автоматически возродились исчезнувшие добродетели и их носитель – человек-творец высшей цивилизации [4].

Для Эволы, раса вторична, первостепенный фактор - это Дух и Традиция, потому что раса, в метафизическом смысле, пре¬бывает в Духе прежде, нежели выражается в крови, и именно по этой причине представление о расе не может иметь ничего общего с рациональными идолами современной биологии и профанической науки.
Отсюда следует его неодобрительное отношение к Ваше де Лапужу, Гобино и Чемберлену, то есть к отцам современного расизма [2,20].

В своих работах, посвященным проблемам расы, Традиции и Духа, Эвола вступает в полемику с Чемберленом, Гобино и Розенбергом, утверждавшим что упадок качеств и факторов, составляющих величие расы, является результатом её смешения с другими расами. По мнению Эволы, истина состоит в том, что упадок расы начинается тогда, когда вырождается её Дух.

Свое неодобрение развитию расовой мысли, Эвола выражал не только на страницах своих работ, но и боролся с так называемой профанацией этого учения на политической арене фашистской Италии.

Так, после принятия в 1938 году итальянских расовых законов – «Расового манифеста» – философ обвинил многих в том что данный манифест был написан «халтурно», а более всего, Эволу возмущал тот факт, что данный манифест утверждал то, что понятие «раса» является термином чисто биологическим.
Эвола бичует итальянских расистов за то, что те пошли по германскому пути так называемого  «нордизма».

В замен германскому «нордизму», в качестве центра кристаллизации, Эвола предлагал «арийско-романский» тип с его характерными чертами, что могло бы придать правильную направленность мужественной «римской» склонности фашизма и позволило бы сохранить независимость от немецкого расизма [4].

Однако, касаясь вопросов расы, Эвола не обходил стороной и национал-социалистическую расовую доктрину. 
По Эволе, в Германии восторжествовал  основанный на биологизме коллективистский расовый миф, который сам Эвола называет демагогическим отклонением.
Ведь    огромное значение в данном вопросе сыграл «миф» и смешение понятий «раса» и «нация» (что по Эволе равноценно демократизации и деградации самого понятия расы). Вдобавок не сочли нужным дать положительное, духовное определение «арийства». Каждому немцу внушалось, что именно он является тем самым «арийцем», которому приписывалось создание и происхождение всякой высшей цивилизации.

Эвола утверждает, что Германия представляет собой не единый, чистый и однородный расовый тип, но смесь множества «рас».
Эвола видит  идею Рейха, лишь в контексте своего традиционного мировосприятия; так, нордическая мысль, арийство, имперская идея и понятие сверхрасы содержат интерпретации, абсолютно чуждые великому и свободному дыханию соответствующих примордиальных традиций.
Согласно арийскому изначальному представлению, по Эволе, Рейх есть метафизическая солярная реальность.

Нордическое же наследие - это не нечто полунатуралистическое, постижимое только на основании крови и почвы; оно, скорее, являет собой культурную категорию, первоначальную трансцендентную форму духа, а нордический тип, арийская раса и общая индогерманская мораль суть только ее внешние проявления.
Эвола критикует антисемитизм «Немецкого Движения», который перерастал в фанатическую одержимость.  Именно Гитлер, по мнению Эволы, стал причиной широко распространённого заблуждения, согласно которому расизм и антисемитизм считаются практически синонимами [4].

Именно исходя из подобных соображений, Эвола приходит к тому выводу, что  фашистское расовое учение возвышается как над позицией тех, кто при оценке человека и всех его духовных способностей считает решающим фактором чисто биологическую расу, так и тех, кто, пользуясь точкой зрения расологии, обес-покоенной лишь антропологическими, генетическими и биологическими проблемами, полагает, будто раса хоть и реальна, но не имеет никакого отношения к ценностям и проблемам сугубо духовной и культурной деятельности человека [2,113].

А свою теорию о внутренних расах, как и говорилось выше, Эвола ставит как высший метафизический и завершающий этап расовой философии.

Добавлено спустя     9 минут   48 секунд:


продолжение следует

Отредактированно Germania30 (2012-02-01 13:10:16)

Неактивен

 

#4 2012-02-01 15:12:48

Germania30
Member
Зарегистрирован: 2012-01-29
Сообщений: 29
Профиль

Re: Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

Критические замечания к политической и расовой доктрине
                                                  Юлиуса Эволы. 

В среде отечественных традиционалистов, увы, уже укоренился определенный опыт негативного отношения к так называемому «расовому биологизму».
Отчасти вина за подобные заблуждения лежит на заангажированности некоторых авторов, симпатизирующих итальянскому фашизму, отчасти противопоставление расизма в трактовке Эволы, расизму «биологическому».

Отчасти это продиктовано фанатичным и невежественным прозелитизмом неофитов от так называемого традиционализма.
Однобокий и невежественный подход к критике так называемого «биологизма» со стороны традиционалистов, продиктован рядом факторов; от поверхностного знания текстов классической расологии, до политического и исторического невежества, которое не в силах отличить концепцию расологии, суть нордической идеи, от  расовой политики Рейха.

Отчасти, вина за негативное отношение к расовой философии, лежит или на той путанице, которую внес в данный вопрос и сам Юлиус Эвола.
Как и  любой человек, Эвола неоднократно менял свои взгляды на те и иные вопросы, и поздние работы, а соответственно и мысли итальянского мыслителя,  как известно, зачастую не тождественны и порою даже противоречивы.

Итак, рассмотрим некоторые пробелы в расовом мировоззрении Юлиуса Эволы, на которые, как полагает автор данной статьи, необходимо обратить внимание, для развенчания мифа, а порой откровенной лжи, недомыслия и профанации, возводимой на так называемый «биологизм».
Стоит отметить, что долгое время, наш читатель не имел возможности ознакомиться с сутью самой расовой идеи, и черпал свои познания о расовых исследованиях лишь  из  пропагандистских фильмов, слухов и книжной продукции низкого  сорта.

К великому разочарованию традиционалистов – эволианцев, презирающих «биологизм» и  возвышающих духовный расизм Эволы, мы попытаемся сделать небольшой анализ идей итальянского мыслителя, и попытаемся выявить и прояснить те моменты, о которых ни в традиционалистских, ни увы, в академических кругах не принято говорить.

На основании текстов мэтров расовой мысли, мы проведем небольшой экскурс в расологию. Автор не ставит  перед собой цель пропагандировать те или иные идеи, связанные с фашизмом, или национал-социализмом, наша цель - указать и раскрыть лишь те факты, которые помогут более объективно подойти не только к сути расовой проблематики, но и поставить под сомнение объективность и оригинальность той критики, которая звучит из уст как современных традиционалистов, так  и из текстов Юлиуса Эволы.

Стоит отметить тот факт, что Эвола, как мы уже убедились, не столько говорит о проблеме расы, сколько занимается критикой, причем, как ни странно, свою критику он строит именно на фундаменте критикуемой им же расологии.

Как пишет сам Эвола в работе «Традиция и раса»: «… по иронии судьбы, самый ценный вклад в действительно живое изучение "римского самосознания" принадлежит не итальянцам, а иностранцам: швейцарцу Бахофену, немцам В. Отто, Ф. Альтгейму и Гюнтеру, венгру Кесенфи, норвежцу Этрейну», и уже исходя из этого факта, мы должны задуматься над объективностью расовых построений самого Эволы, котороый говоря о превосходстве так называемой арийско-римской расы, не смог найти точки опоры в отечественной итальянской расологии.     

Но, от короткой ремарки, мы перейдем к сути рассматриваемого нами вопроса.
Итак, первый тезис, который мы хотели бы представить, - это тезис о том, что классическая расология, а равно и учение немецкого расолога Г. Гюнтера, имеет лишь косвенные точки соприкосновения с проводимой нацистами расовой политикой.

Так же стоит указать на тот факт, что критика Эволой  так называемого «биологизма», не означает презрительного отношения самого Эволы исследованиям в этой области. Стоит напомнить, что сам Эвола, в основание свой трехчастной расовой структуры тела, души и духа, ставит именно биологизм, который и является фундаментом его поспешной и зачастую компилированной доктрины ( подобные выводы мы неоднократно встречаем в средневековой философии, а так же в ариософии Р. Штайнера [10], не говоря уже об учениях расовой философии, о которой речь пойдет ниже). 
     
Не секрет, что многие расологи НС-Германии, при самом НС- режиме, находились в опале. Останавливаться на данных моментах мы не считаем нужным, и отсылаем наших читателей  к биографиям немецких расовых теоретиков.
Следующий миф о расовом биологизме, который стоит развеять, это миф о так называемых антропометрических замерах, которым, великий Эвола противопоставляет идею Духа и Традици, т.е. понятия, которым сам Эвола, никогда не дает четких дефиниций.

Итак, как и было сказано выше, Эвола противопоставляет Дух и Традицию, учению Гобино, и Чемберлена, расовой истории Розенберга и Гюнтера.
К великому разочарованию традиционалистов, стоит констатировать тот факт, что в ряде фундаментальных работ, отцы –основатели расизма, не обращаются к примитивной антропометрии и краниологии, которыми до сих пор пугают нас учебники современной антропологии.
О чем же говорят так называемые основатели расизма?

Как ни странно, в работе «Опыт о неравенстве человеческих рас», А Гобино не акцентирует внимания на замерах черепов, но пытается рассмотреть расовые факторы влияющие на историю, и отводит целые главы развитию так почитаемого традиционалистами брахманизма, а так же его победе над еретическим буддизмом [11].
Гобино обращается к философам Александрии и Индии, и подобно Эволе, говорит о скудости и деградации современного мышления перед интеллектуальным наследием древних.

Хансен, в своей работе посвященной изучению творчества Эволы, отмечает, что буддистскими и расовыми исследованиями Эвола занимался в одно и то же время.
Не удивительно, что симпатии к буддизму, могли породить негативное отношение к отцам расовой мысли, утверждавшими, как это сделал Гобино и Чемберлен, что буддизм – явление не арийское. Чемберлен утверждает, что именно «индусская философия вся насквозь аристократична. Она с негодованием отвергает всякую пропаганду; она знает, что высшее познание доступно только избранным и знает, что только при определенных физических расовых условиях, да еще и при известном систематическом воспитании, возможно путем подбора вырастить избранное» [12].

Чемберлен вознося миссию Шанкары в борьбе с буддизмом как с контртрадиционной системой, утверждает:   «только на не арийской почве, среди не арийских народностей, продолжается поклонение Будде».

Х. Чемберлен, в свой работе «Арийское миросозерцание» говорит: «Основная мысль буддизма в корне враждебна всякой высшей жизни духа. В нем родится и множится гибель всему, чем старая Индия завоевала себе почетное место в культурном развитии восточной Азии".

Итак, как видно даже из данных примеров, так называемый «биологизм», опирается не  только на те же основания, что и традиционализм Эволы, но в отличие от Эволы, еще и очерчивает границы традиции конкретными культурным и духовными границами.

Добавлено спустя     3 минуты   17 секунд:
Учение Эволы о государстве и Духе в свете расовой истории.

Итак, как и говорилось выше, до сих пор, в адрес расологии и НС – режима, со стороны традиционалистов мы слышали лишь критику, стороны обвиняемых, мы не услышали ни одного контраргумента.

Итак, согласно учению Эволы, именно государство дает нации форму и сознание, а высшей расой, Эвола объявляет «арийско-римскую» расу, а в более раннем периоде, он согласен и на термин «итальянская раса».
Необходимо отметить тот факт, что в основе подобных причудливых выводов лежат поверхностные суждения, а сами  выводы, продиктованы лишь свойственным фашистскому мышлению шовинизмом.
Нужно сказать, что уже с точки зрения той же расологии, противостояние между фашизмом и национал-социализмом в данных аспектах, базируется не только на фундаментальных доктринальных расхождениях, но и основываются на вечном противостоянии южного средиземноморского духа и северной нордической идеи.
Политическая доктрина Эволы, фактически низводит вопрос крови на нет, и с позиции Традиции обожествляет государство, которое является апогеем всей философии Эволы.

Расовая теория рассматривает расы согласно шкале ценностей.
Не углубляясь в глубины расовой мысли, всему комлексу расовой  философии Эволы, можно противопоставить даже поверхностные взгляды А. Гитлера в отношении национал-социалистического  расового мировоззрения.

Гитлер, в книге «Моя борьба» так же создает трехчастную структуру. Так, Адольф Гитлер, в свой классификации говорит о народах создателях культуры, хранителях и разрушителях культуры.
И если вся метафизическая глубина изысканий Эволы приводит к созданию банальной легитимной монархии, то уже само мышление национал-социализма обращается к  более высшим категориям, которые с позиции того же расового вопроса обращаются к  созданию целых цивилизаций.
Чтобы представить читателю более полную картину на данный вопрос, мы процитируем А. Гитлера:  «Правильный   принципиальный    взгляд    на    государство заключается  в  том,  что  государство  является не целью, а средством  к  цели.  Правда   без   государства   нет   высокой человеческой  культуры,  но  само  государство  не является еще главным фактором культуры. Главным фактором последней  является исключительно    наличие    расы,   способной   стать   творцом культуры» [13].

Таким образом, вместо расизма и нордического благородного духа, фашизм явил собой продолжение южно-средиземноморской имперской традиции,  со свойственной ей упрощением понятия Расы и Народа, и возвеличиванием государства, как некоего универсального орудия [14].
Так же стоит отметить, что в работах Эволы часто звучат такие термины, как «итальянская раса», однако в классификации расологов,  такой расы совершенно не существует, и, так называемая «итальянская» или «римская» раса, классифицируется как средизимноморская или западня  раса.
Более того, как уже отмечали, многие исследователи, ни одна нация не может называться расой, впрочем, ранний Эвола «благополучно обходит» эти простые истины, но уже в послевоенное время,  сам термин «итальянская раса» он называет абсурдным [4].   

Как и говорилось выше, для Эволы, Рим был культурной формацией непостижимого происхождения, имевшей своих полубогов и божественных царей…».
Однако, в исследованном автором материале, ни о полубогах, ни о самих царях Эвола не говорит, т.е. опираясь на понятие «Традиция» и «преемственность традиции», Эвола не утруждает себя историческими доказательствами существования этой традиции.
Рассмотрим подобне взгляды Эволы, с точкизрения расологии.

«История – это всегда конфликт расовых признаков», - говорит Гюнтер.
Алгоритм расовой истории таков:  «Направление цивилизационной деятельности всегда зависит от доминирующей в данном народе расовой души, от той расовой души, которая после конфликта с другими представленными в данном народе расовыми душами завоёвывает господство» [16].
Можно сделать смелое предположение, что в своих работах, Гюнтер прямо или косвенно полемизировал с теоретиком внутренних рас, доказывая   с точки зрения расовой истории всю несостоятельность подобных утверджений.

Как известно,  Рим, согласно преданию, был основан 21 апреля 753 г. до н.э.
Его основали крестьяне, потомки которых стали патрициями. Более того, римская цивилизация, как известно основывается на более ранней цивилизации этрусков, которые расологи от биологизма причисляют к альпийской расе!

И уже сам Гюнтер говорит о том, что произведения искусства, изображающие исторических римлян, появляются лишь во II веке до н.э.: они свидетельствуют о заметной альпийской и менее заметной фальской примеси, а переднеазиатскую примесь патриции могли получить, приняв в свою среду знатные этрусские роды, имевшие более или менее сильную примесь этой расы, такие как Тарквинии, Волтурнии, Волумнии, Папирии, Коминии, Юнии и, может быть, Горации [15].
Если Эвола обращается к так называемым Римским Царям и сакрализирует их как представителей римской расы, то Ганс Гюнтер, разбивает эти измышления простым историческим методом.

Так Гюнтер утверждает, что:  «Этрурия в VI веке до н.э. была сильным союзом городов-государств, и Рим попал в зависимость он нее. Этрусское влияние заметно сказалось на верованиях римлян. Три последних римских царя, очевидно, были этрусками, и царскую власть в Риме свергли вследствие их чужеродности».
Исследуя работы  Эволы, в качестве образца монарха, Эвола выводит фигуру  тирана Суллы.

Это первая историческая фигура, к которой обращается Эвола,  дабы обосновать свою теорию и тем самым сакрализировать идею монархи.
Применяя метод расовой истории, и вновь обращаясь к фактам, Ганс Гюнтер, описывает факты, которые свидетельствуют о нравственном разложении Рима уже со второго века до н. э.

Так, в результате гражданских войн, в Риме был почти полностью уничтожен древнеримский тип. Он стал редкостью, исключением, а римский дух – духом вырождения и расового смешения. Нобилитет вымер или выродился, новым высшим слоем стали всадники. На место старого разделения, возникшего на расовой основе, пришло новое разделение на богатых и бедных.
«Основная масса государственных попрошаек… состояла из вольноотпущенников и бастардов всех рас». Ко временам Нерона очень многие сенаторы и всадники, как пишет Тацит, были потомками рабов.

Аристократия почти полностью исчезла. Уже в начале I века н.э. угасли роды Юлиев, Эмплиев, Клавдиев, Валериев, Корнелиев, Фабиев, Манлиев, Сульпициев, Юниев, Ливиев, Фульвиев, Лициниев, Пизонов и Темеллов, и Гортензии обнищали настолько, что их исключили из сословия. Дольше других сохранились Кальпурнии [15].

Не случайно, полагает Зеек («История гибели античного мира», 1922), почти все народы Римской империи имели «семитские черты», т.е. примесь народов, говорящих на семитских языках, смеси ориентальной и переднеазиатской рас. В надгробных надписях эпохи императоров все чаще встречаются неримские имена. Ежегодно получали римское гражданство 3-4 тысячи наемников самого разного происхождения.
Большинство населения уже во времена Цезаря, как полагает Гюнтер,  представляло собой, в основном, смесь средиземноморской, переднеазиатской и альпийской рас, в Северной Италии – с динарской примесью.

На основании вышеизложенного, мы видим всю абсурдность попыток Эволы сакрализировать собственные измышления, а так же попытку создать исторический миф, спрятав за ним всю  тлетворную суть  мультикультурной имперской политики Рима.       
Впрочем, к чести Эволы, стоит отметить тот факт, что и сам мыслитель признавал негативные аспекты мультикультурализма Рима. Так, в книге «Традиция и раса» он пишет: «чем более расширяется древняя империя, тем более ослабляется римская раса»[1].   
Что ж, подобные прецеденты случались в истории не раз!

Попытки «подогнать» историю под свои собственные измышления, наблюдались в двадцатом веке не однократно.  И сама Германия не была исключением!
Так, нам известны такие фигуры как Йорг Ланс Либенфельс, Гвидо фон Лист, Карл Виллигут. 
Именно против таких «мистиков крови» и восстали такие мыслители как Розенберг и Гюнтер.

Гюнтер, сохраняя подлинно научную беспристрастность, имел смелость публично утверждать: «Нордическое движение всегда будет беспощадно бороться со всякими фантазиями на германские темы». Он открыто полемизировал на диспутах с официальными партийными пропагандистами, называя их измышления на расовые темы «бессмыслицей».

И имено Гюнтер бичевал их как авторов  эпигонских книг по расовому вопросу, которые производили такое впечатление, «будто их авторы уже жили в древние времена и лишь благодаря счастливому метемпсихозу вновь возродились».

Добавлено спустя     4 минуты   40 секунд:

Продолжение следует...

Отредактированно Germania30 (2012-02-01 15:17:59)

Неактивен

 

#5 2012-02-01 15:46:18

Germania30
Member
Зарегистрирован: 2012-01-29
Сообщений: 29
Профиль

Re: Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

Теория внутренних рас, или краткий экскурс в историю
                             расовой мысли Германии.


Как и говорилось выше, в среде традиционалистов сложилось пренебрежительное отношение к так называемому «биологизму». 
Лишь один Людвиг Фердинанд Клаус, удостоился «великой чести», занять второе место в иерархии расовых ценностей Юлиуса Эволы.

Именно из-за подобной поверхностной трактовки, сложилось впечатление о том, что вся расовая мысль Германии находилась в стагнации под гнетом политических расовых мероприятий, а сам Эвола, в свою очередь, внушивший миру миф об интеллектуальном вакууме расовой мысли, взобрался на неприступные вершины собственной расовой философии Духа. 

Дабы развеять и этот ложный миф, навеянный нам традиционализмом, обратимся к краткой истории  немецкой расовой философии.
Так уж сложилось, что Эвола, будучи знаком с основными идеями расовой мысли Германии, обошел ряд мыслителей от расовой философии, на фоне которых, теория внутренних рас не только меркнет, но и в данном аспекте,  ставится под сомнение само авторство Эволы в разработке данной теории.

Итак, Эвола в своих исследованиях тактично обходит учение Германа Шварца, одного из крупнейших расовых философов –метафизиков периода НС-Германии, а так же ряд мыслителей, таких как Отмар Шпанн, Эрнст Крик и др.

Перу Г. Шварца принадлежат следующие книги: «Национал-социалистическое мировоззрение» (1933), «Христианство, национал-социализм и движение за немецкую веру» (1934), «Экхарт» (1935), «Бог, душа и дух» (1935), «Немецкая вера» (1936), «Философское обоснование национал-социализма» (1936), «Основы истории национальной немецкой философии» (1937), «Колонна Ирмин» (1937), «Познание Бога» (1938), «Собрание сочинение» в 2-х томах (1940).
Уже из названия книг, мы видим обращение расового метафизика к идеям Бога, веры, и Духа.

Герман Шварц, будучи академическим профессором, о своей философии говорит как об «инструменте   трансцендентного национал-социализма».
Суть его учения состоит в том, что в нордической крови совершается божественное воплощение немецкой души. Вечная Германия становится религиозным переживанием вечности, эманацией национальной жизни, наполненной религиозным содержанием.  В метафизическом смысле это вечный процесс, когда Вездесущий реализует через душу каждого сверхличностное существование всей нации.

«Поток становления» - это одна из основных, описанных в книге метафизических категорий, не имевшая аналогов в мировой философии. «Никоим образом нельзя сказать, будто мы существуем, мы постоянно становимся: биологически (Гердер), логически (Кант) и аксиологически (Фихте).
Таким образом, мы уже у Шварца наблюдаем все ту же трехчастную  эволианскую расовую структуру.

В книге «Философское обоснование национал-социализма» автор затронул проблему расы, ибо каждая кровная общность обладает и духовной общностью – расовой душой (Rassenseele) .
«Каждая расовая душа выбирает те ценности, которые ей соответствуют, и устанавливает свою иерархию ценностей.
«Расовая душа», «свобода воли», «общность», «предопределение» - вот основные вопросы немецкой философии к которым обращается немецкий метафизик.
Расовая душа по Шварцу - есть  метафизическое понятие. Это означает, что индивидуальные души всех соплеменников пронизаны сверхиндивидуальной сущностью, дыхание жизни которой движет ими и наполняет их. Расовая душа живет в нас как особая жизнь внутри нашей жизни.

Отмар Шпанн и Эрнст Крик, развивают теории о расовой душе до уровня мировоззрения.
А исследователь Краннхальс учит о том, что родовые души – это откровения «мировой души».
Уже известный нам расолог Людвиг Фердинанд Клаусс (1892-1974), которого почтил своим вниманием сам Эвола,  использовал основные принципы расово-психологического описания народов, разработанные Гансом Гюнтером, и сформулировал уникальную концепцию «расовой души», в соответствии с которой стилистика душевного переживания каждого народа всецело обуславливается доминирующей в нём расой [16].

А сам Клаусс, будучи крупнейшим расологом, стал автором теории «расовой души», и будучи востоковедом, стал автором книги «Арабская душа» (1939) [18].
Говоря о традициях, Гюнтер видит основы расовой гигиены не только в традициях Европы, но и в индийской «Книге законов Ману». Гюнтер цитирует данный текст: «Королевство, в котором совершаются беспорядочные зачатия, быстро погибнет вместе со своими жителями».

Таким образом, на основании вышеизложенного, мы доказали тот факт, что исследования ведущих расологов Германии, не только шли параллельно исследованиям Эволы, но разработали самостоятельные теории становления и развития расовых душ.

Добавлено спустя     5 минут   34 секунды:
Об особенностях расовой  классификации  в системе Ю. Эволы.

Итак, как было сказано выше,  система расовой классификации Юволы включает в себя так называемые расы духа, к которым Эвола относит  "деметрийскую" расу, расу Титанов, расу Амазонок, расу Афродиты и расу Героев.

Откровенно причудливая эволианская расовая классификация, не должна вызывать отторжения и нарицания, так как даже и подобная сомнительная классификация, имеет свое объяснение с точки зрения той же расологии, занимающейся классификацией расового мышления и расовых же душ. 
   
Суть вопроса состоит в том, почему Эвола, как «герольд духа» и «истинно» как он сам полагает  «Римской традиции», в подобной классификации не называет ни одного Римского Бога?
И если такие поносимые Эволой немецкие мистификаторы как Гвидо фон Лист, Виллигут и даже Розенберг, основывают свой расовый миф обращаясь к Германским богам и, по их мнению «исконно Германской Традиции», то Эвола, увы,  отчего-то отказывает Римским богам занять достойное и даже верховное место  в своей собственной  расовой иерархии.

В расовой иерархии Эволы, мы встречаем греческую Деметру, греческих Титанов и даже амазонок – обитательниц побережья Черного моря, но увы, нет ни Марса, ни Юпитера ни Геры, ни даже  Кроноса, таким образом, уже исходя из этого простого факта, эволианская классификация сама противоречит идеям Традиции, впрочем, с позиции той же расовой мысли, идея Духа, находит свое логичное объяснение.

Если вновь  вспомнить о расовой истории Гюнтера, то мы видим лишь подтверждение выводов немецкого мыслителя, о том, что в основе так называемой «римской расы», а выражаясь языком расологии «средиземноморской» расы, помимо нордической примеси, ярко выражаются альпийские и переднеазиатские черты, которые, наверняка и побудили создать Эволу-носителя этих расовых черт,  подобную антиримскую, смутную и расово  смешанную расовую классификацию.   
Кстати, если внимательно вникнуть в саму теорию эволинаских внутренних рас, то согласно ей, мы увидим этот внутренний разлад между физическим и духовным в интенциях и суждениях самого Юлиуса Эволы.

Обращаясь к теории внутренних рас, стоит отметить, что в явной полемике Гюнтера и Эволы, прослеживается взаимное отторжение идей двух мыслителей касающихся данного вопроса.   
Если Эвола акцентирует свое внимание на Духе, как чем-то неизменном, то уже Гюнтер заявляет протест против такого подхода.
Так, по Гюнтеру, надежда на продолжение духовной жизни нордических по происхождению народов, после исчезновения в них нордической крови, которая и является носительницей нордического духа, – совершенно алогична по своей сути.

По Гюнтеру, нет духа, который может существовать сам по себе, есть только достижения, идеи и характерные черты стиля, которые могут передаваться через века носителями одной и той же наследственной массы и только ими. Самый возвышенный и могучий дух утрачивает своё бессмертие в тот момент, когда умирает последний потомок расы, которая была его носителем [16].

Гюнтер выступает против методов, которые используют критики в адрес индо-германской религиозности и духовности, так как сам поход к измерению этих ценностей взят из неиндогерманской традиции, но из ближневосточной и христианской.

Стоит отметить, что, вероятно и сам Эвола, будучи приверженцем Римской язычества, использовал понятия о Духе, скорее в категориях ближневосточных и христианских понятий, отсюда и любовь к абсолютной монархи, обожествление   тирании подкрепленной властью от духа,  что никогда не являлось атрибутами языческого мировоззрения, да и само понятие Духа, при отсутствии ссылок на традиционных Римских богов и римские же традиции, говорит нам о ярком выраженном расовом восточно-деспотическом мировоззрении барона Юлиуса Эволы.

Теория внутренних рас, разоработанная Эволой, не имела решающего влияния не только на режимы фашизма и национал-социализма, но и не представляла собой ни научного ни эзотерического интерса, хотя бы исходя из факта отсутствия терминологического апарата, и чектких дефиниций коими обязана обладать любая теория.
Стоит отметить что и сам Эвола, проповедуя расизм высшего Духовного уровня, из-за отсутствия четких определений, а так же вытекающих причин и следствий из этой теории, сам неоднократно скатывался в критикуемый им же биологизм.

В книге «Традиция и раса» Эвола пишет: «   расизм руководствуется классическим духом и выдвигает человеческий идеал, соответствующий этому духу. Он хочет точного соответствия между внутренним и внешним, между содержанием и обликом», и именно по этому бессмысленно отвергать большое значение таких наук как краниология (наука о формах черепа), изучение скелета и т.д., которые на первый взгляд могут показаться чисто техническими [1].
Таким образом, Эвола  на основании данного утверждения, Эвола  уже отступает назад и признает тот факт, что  без гармонии духовного и телесного, ни о какой расовой гармонии не может быть и речи. Фактически, этот тезис Эволы, элементарно сводится к банальному слогану: «В здоровом теле – здоровый дух».   
   
По Эволе,  именно теория внутренних рас важна, «поскольку она обнажает самую губительную сторону скрещивания и смешения кровей: в их результате возникают внутреннее смещение и противоречия, разрыв глубинного единства человека данной расы. В результате душа одной расы находится в теле другой, что вызывает изменения в обоих». И хоть и косвенно, но Эвола сам опровергает себя и признает верность убеждений Гюнтера  о том, что нет духа, который может существовать сам по себе.

По сути, исходя из эволианской теории внутренних рас, мы, на фактах метисации, можем проследить акты деградации духа, где, согласно Эволе, при смешении рас,   «истощится внутренняя сила», внутренняя раса размывается и заменяется бесформенной и смешенной субстанцией, носителями которой являются тела, у которых первоначальные расовые характеристики остаются, в конце концов, лишь как далекие воспоминания, как формы, лишенные своего глубокого смысла. Именно в этот момент начинают воплощаться в действительность интернационалистские и космополитические мифы – порождение вышеуказанной идеологии основополагающего духовного равенства человечества» [1].

Говоря о той же аристократии,  в книге «Традиция и раса» вновь противоречит себе, ибо обращаясь к теме аристократии, он уже сам нарушает свой принцип традиции и в данном подходе, скорее сам не замечая того, идет по критикуемому им немецкому пути.
Так, размышляя об аристократии Эвола не находит для них более духовного термина, чем термин заимствованный из того же биологизма.

Аристократию, Эвола  называет «людьми породы», высшими и благородными людьми, впрочем интерес представлеют не эти избитые и пусте фразы, а само утверждение о том, что данное благородство не обязательно должно было иметь какой-то геральдический смысл; так, по Эволе, «честные и здоровые люди, выходцы из крестьянства, вполне могли производить впечатление «породы» в той же степени, что и почтенные представители подлинной аристократии».
Таким образом, уже исходя из этого, стоит перечеркнуть все заявления Эволы о Духе и Традиции, которые пребывают лишь в высшем сословии, и уж тем более не стоит обращать внимания на ложные выпады и критические  инсинуации Эволы, который критиковал элиту Рейха за их антиаристократизм.

Исходя из его же выводов, мы могли бы утверждать,  что истинная аристократия крови немецкой нации, сломила выродившуюся и разложившуюся аристократию духа старой патриархальной Германии, а все евгенические меры в духе проекта «Lebensborn», так же работали над созданием породистых людей, о которых, как мы убедились, говорил и сам Эвола.   

Кстати, как мы помним, сам Эвола восхищался расовой чистотой эсэсовцев, и сам же утверждал, что  созданная Гиммлером элита   СС, несмотря на явный принцип биологизма,  стали сословием, принадлежностью к которому мог бы гордится даже наследный принц [4].

Впрочем, сам Эвола вновь забывает, что при поступлении в ряды СС, высшее руководство данной структуры, делало ставку на родословную кандидата не столько исходя из его аристократических и духовных традиций, а лишь из с позиции чистоты крови (помимо предков –арийцев, необходимо было иметь предков-арийцев начиная с 1750 г).

И снова мы видим очередной провал расовой доктрины Эволы, которая в реальности, никогда не смогла бы противопоставить  духовные ценности помеси средиземноморской и переднеазиатской расы, сыном которой был барон Эвола,  торжеству нордической крови и нордического же Духа, суть которой, Эвола, в силу своей расовой обусловленности, так и  не смог понять.

Стоит отметить, что Эвола и сам признавал провал своей доктрины, ибо обращаясь к вопросам «Духа», он всегда упирался в понятие биологической расы, которая сводила на нет все его теоретические построения. 
При возникающих возражениях из среды традиционалистов, мы отсылаем наших идеалистических  оппонентов к фильмам  Пьетро Паоло Пазолини, дабы те раз и навсегда, глядя на расовый облик главных персонажей этих фильмов, а по умолчанию и представителей так называемой «римской расы», раз и навсегда убедились в абсурдности утверждений, которые возвышают Дух, над телом.

Стоит отметить, что глядя на данных персонажей, чей расовый облик  несомненно присутствовал и во времена Эволы, нужно назвать Эволу идеалистом и мечтателем!
Ведь говорить о духе нации там, где нация наказана  за грех  расового смешения вырождением, и при этом не замечать этого уровня физической и духовной деградации, это не только преступление против самой нации, но и преступление против тех традиций и даже самого духа, который так возносил сам Юлиус Эвола.
Казалось и сам Эвола приходил к пониманию несостоятельности своего учения.

Так, делая анализ послевоенного фашистского мировоззрения, Эвола приходит к выводу о том что не фашизм оказал отрица¬тельное воздействие на итальянцев, но скорее наоборот - эти люди, эта «раса» отрицательно повлияли на фашизм, т.е. на фашистский эксперимент, поскольку он показал, что не имел на том или ином уровне достаточного количества сторонни¬ков, наделенных определенными высшими качествами и идея¬ми... людей, способных к дальнейшему развитию позитивных возможностей, которые, быть может, содержались в данной системе» [2, 87] .
К чести Эволы, стоит отметить, что анализируя суть расовой проблемы, в поздний период своего творчества, Эвола  в  вышеприведенной  оценке, мыслитель  был менее одухотворен, но более трезв и  объективен в своих суждениях.   

Стоит отметить, что расовые и политические воззрения, не оказали практического влияния на режимы Италии и Германии, и в  прямом смысле, влияние на правую идеологию самого Эволы является мизерным и сомнительным, так как уже сам Эвола возносил себя на уровень сверхфашизма, который, по самому же Эволе, и есть антифашизм.   
Отношение к Эволе в Рейхе, было более чем сдержанным, так, согласно  документу СС (документ AR/126), Эволу величают не иначе  как   «фанатиком и мечтателем», а его образованность  обнаруживает черты дилетантства и литературной претенциозности.

Да и сами представители римской расовой мысли, негативно относились к Эволе.
Так,  Джорджио Альмиранте, после войны длительное время бывший лидером MSI (итальянская «неофашистская» партия), в своей статье «С тех пор как потерян прямой путь...» с подзаголовком «Против «заблудшей» овцы антибиологического псевдорасизма», в 1942 году отмечал: «Наш расизм должен быть расиз¬мом крови, которую я ощущаю в самом себе и которую могу сравнить с кровью других. Наш расизм должен быть расизмом плоти и мускулов... иначе в итоге мы сыграем на руку ублюдкам и евреям... Поэтому «абсолютные спиритуалисты» должны убе-диться в том, что сейчас не подходящий момент, чтобы, как они выражаются, «углубить» наш расизм».

Угоберто Альфассио Гримальди (в те времена одна из наиболее показательных личностей в кругах расизма и фашизма,) писал в своем обзоре книги Эволы «Основы фашистского расового учения»: «После стольких усилий расизм Юлиуса Эволы наконец завершается особой формой антирасизма...
Как фашисты, мы должны отвергнуть правомерность «автономного» расового уче¬ния, особенно когда концепт расы скрывает метафизические взгляды, возникшие не в нашей культурной среде... [2,122].

Даже Гвидо Ландра, весьма влиятельный руководитель департамента расовых исследований в Министерстве национальной культуры, соредактор официального периодического изда¬ния «Защита расы» пишет:  «Самым слабым местом в учении Эволы является утверждение о том, что ариец может обладать душой еврея и наоборот. И довод о том, что к еврею можно было бы предвзято относиться, даже обладай он душой арийца, нас не убеждает. На деле, допущение подобно¬го принципа имело бы ужасающие последствия для расизма, что в результате принесло бы пользу только евреям».
Чтож, нарушая академические требования, мы не делаем выводов и не желаем формировать и уж тем более ломать сложившиеся стереотипы.
Мы опираемся лишь на факты, и пытаемся донести людям иное знание.

Это знание будет небесполезным для людей  начинающих исследования в областии вопросов расы и традиции.

Данная работа, является моим докладом в контексте  конференции-круглого стола "Традиция и Традиционализм"  посвященного к 125-летию Рене Генона.
Материалы круглого стола 11.11.2011. Донецк. Украина. 
ДОНЕЦК. IПШІ "НАУКА І ОСВІТА" 2011.


Список источников и литературы, см. ниже

Отредактированно Germania30 (2012-02-01 15:57:11)

Неактивен

 

#6 2012-02-01 17:06:13

Germania30
Member
Зарегистрирован: 2012-01-29
Сообщений: 29
Профиль

Re: Традиция и Дух, как основа политического и расового мировоззрения

СПИСОК  ИСТОЧНИКОВ  И  ИСПОЛЬЗУЕМОЙ  ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Ю. Эвола. «Традиция и Раса».
                   http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … -rasa.html
(29.09.2011).
2. Х.Т. Хансен «Политические устремления Юлиуса Эволы». 
                     «Terra Foliata»  М.2010.
3. Юлиус Эвола  «Указания по расовому воспитанию»
         http://bulgaria88.narod.ru/razza.htm  (29.09.2011).
4.  Юлиус Эвола «Фашизм: критика справа»
http://www.velesova-sloboda.org/rhall/e … prava.html
(29.09.2011).
5. С. Л. Утченко «Древний Рим. События. Люди. Идеи».
                                http://ancientrome.ru/publik/utchenko/utch04f.htm
(29.09.2011).
6.  Г. Ф.К. Гюнтер. «Нордическая идея»
          http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … er-01.html (10.02.2011).

7. В. Б. Авдеев. «Белокурая раса: историография и антропология»
http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … 02.html#04 (10.02.2011).
8. А.В. Васильченко. «Арийский миф 3 Рейха» М. Яуза-Пресс, 2008.
9. В. Райх. «Психология масс и фашизм» М. АСТ. 2004.
10. Рудольф Штейнер  «Развитие Мира и человек».
  http://slg-nil.narod.ru/w-sht06.htm  (8.10.2011).
11. А. Гобино. Опыт о неравенстве человеческих рас.
  http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … ru-01.html (8.10.2011).
12. Х. С. Чемберлен     «Арийское  миросозерцание»
http://luxaur.narod.ru/biblio/2/tr/chemberlen01.htm  (8.10.2011).
13. А. Гитлер «Моя борьба»
http://lib.rus.ec/b/172888 (9.10. 2011)
14. Нацизм против Фашизма.
    http://nazistlv.livejournal.com/8596.html (9.10.2011).
15.  Г. Гюнтер. «Расовая история эллинского и римского народов» Мюнхен, 1929 г.
http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … 06.html#02 (9.10.2011).
16. Г. Гюнтер. «Избранные работы по расологии»
http://www.velesova-sloboda.org/antrop/ … nther.html  (9.10.2011).
17.  Г. Шварц  «Воля и расовая душа»
http://www.velesova-sloboda.org/philoso … le-ru.html (9.10.2011).
18. Людвиг Фердинанд Клаусс. «Раса и душа. Смысл телесных форм»
http://www.nseuropa.org/Russian/Rasse%20und%20Geist.htm (9.10.2011).

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson